среда, 30 ноября 2016 г.

Зависит ли спасение от веры в "личность" святого духа?





Что такое «святой дух» в понимании сторонника учения о Троице? В первую очередь для него это часть триединого Бога, а значит, «святой дух» - это Бог. На вопрос «Могут ли верующие люди спастись, не считая святой дух ни Богом, ни личностью?» незамедлительно последует однозначный ответ: «Нет, никогда!»

И вот тут логичным образом возникает то, что умным языком называется «когнитивным диссонансом», или просто «внутренним противоречием». Если неверие в святой дух в качестве Божественной личности является столь страшным грехом, что лишает человека всяческой надежды на его одобрение свыше и спасение, то что следует думать о спасении многих ветхозаветных праведников, которые, как хорошо известно, тоже не имели подобной веры? 


Для тринитариев эта тема является крайне неудобной. Если в отношении Нового Завета еще получается придумать какие-то хрупкие теории о некой вере первых христиан в триединство, то в случае с Ветхим Заветом сделать нечто подобное оказывается куда более сложной затеей. И причина тому – общеизвестный факт строгого монотеизма веры древних евреев, включая также и первое, апостольской поколение учеников Христа. 

Ветхозаветные евреи, на протяжение веков осуществлявшие поклонение единственному Богу Иегове, не верили ни в некое триединство Бога, ни в то, что его святой дух является личностью. Может быть, как говорят некоторые современные тринитарии, им было трудно осознать идею триединства, поэтому Бог и не «открылся» им в таком образе? Ну, вообще-то, это не аргумент хотя бы потому, что уже тогда в окружающем многорелигиозном мире идеи триединства были весьма распространены. Правда, распространены они были у язычников. В том же Египте, где евреи до своего освобождения проживали не одно поколение, была невероятно популярна вера в триады богов, в частности, поклонение триаде Осириса, Исиды и Гора (Бога-Отца, Бога-Матери и Бога-Сына). Если бы Иегове нужно было подготовить свой народ к пониманию концепции Троицы, то, откровенно говоря, с этим не было бы никаких теологических трудностей.




Тем не менее, Иегова дал Израилю совершенно обратное понимание Истинного Бога, когда установил знаменитое определение, получившее известность как молитва «Шма» («Слушай»):


«Слушай, Израиль: наш Бог Иегова — один Иегова» (Второзаконие 6:4).

Один, а не три в одном! Если бы Бог желал подготовить Израиль, а также своих служителей будущих времен к пониманию Себя в качестве Троицы, то вышеприведенное указание можно было бы расценить только в качестве громадной ошибки, противоречия, побудившего миллионы искренних верующих отторгнуть «правильное» триединое понимание Бога. Но, как известно, Бог не ошибается (Втор. 32:3,4). Ошибаться могут люди, решившие «подправить» смысл четких определений Бога в угоду человеческим религиозным традициям (Мр. 7:6-9; Римл. 10:2). В этой связи можно процитировать слова, которые высказал раввин Йозеф Герц: 


«„Шма“ отрицает идею триединства, лежащую в основе всех христианских учений... [Идея триединства] является прямым и непосредственным отступлением от концепции абсолютного единства Творца».

Более того, Иисус также подчеркнул эту истину, не внося ни малейшей поправки, ориентированной на идею некоего Божьего триединства:


«Отойди, Сатана! Ведь написано: „Поклоняйся твоему Богу Иегове и только ему совершай священное служение“» (Мф. 4:10). 

Как видим, Иисус не добавил к этой формуле ни себя, ни святой дух, но оставил в силе монотеистическую концепцию ОДНОГО Бога (а не триединого). Кроме того, Сын подтвердил, что божественного поклонения заслуживает только его Отец Иегова, не оставив для этого места ни себе, ни святому духу…


Итак, почему тема личностного обожествления Божьего духа оказалась столь болезненной для тринитарной идеи применительно к Ветхому Завету? Потому, что, как мы уже упоминали ранее, для Божьих служителей ветхозаветной эпохи такая идея была абсолютно противной и неестественной в их поклонении Богу. Но может быть, вся проблема в том, что в те времена Израиль не понимал, что есть на самом деле Божий дух, а теперь, мол, Бог открылся? 

В том-то и дело, что ветхозаветные служители Иеговы очень даже хорошо понимали, что такое святой дух. В Ветхом Завете дух Бога упоминается множество раз, начиная с самого начала Библии, при описании сотворения мира (Быт. 1:2). Так, еще за века до появления народа Израиль, о патриархе Иосифе было сказано, что в нем присутствовал дух Бога (Быт. 41:38). Иов уверенно говорил: «Дух Бога сотворил меня, и дыхание Всемогущего оживило меня» (Иов 33:4). В свою очередь, Моисею Иегова сказал: «Я возьму часть духа, который на тебе, и возложу на них, и они будут помогать тебе нести эту ношу, этот народ, чтобы ты не нёс её один» (Числа 11:17). В периоды израильских судей «дух Божий сходил» на верных ему служителей, определяя тех для служения (Судей 3:10, 11; 11:29). Аналогичным образом через Самуила был помазан будущий царь Израиля Давид: «С того дня дух Иеговы стал воздействовать на Давида» (1 Царей 16:13). Сам же Давид с глубокой убежденностью утверждал: «Дух Иеговы говорил через меня, и его слово было у меня на языке» (2 Самуила 23:2). Упоминаниями о Божьем духе пронизана книга Псалмов и многие другие части Ветхого Завета (Пс. 51:11; 104:30; Исаия 42:1; 63:11–14; Иез. 36:27; Аггей 2:5).




В этой связи возникает интересный вопрос: неужели на протяжение тысяч лет все эти служители Бога не понимали о каком, собственно, Божьем духе они говорили и писали? Можно ли поверить, что Божьему народу было непонятно что за «дух Бога» творил землю, укреплял и поддерживал Его служителей, руководил ими, «сходил» на них, а также проявлял множество других великих действий? Как древние патриархи и израильтяне могли прославлять Бога за действия его духа в их жизни и жизни всего Израиля, при этом абсолютно не понимая, о чем они, собственно, говорят и что это вообще такое – «дух Бога»? Такое утверждение звучало бы абсурдно!


В том-то и дело, что для Божьего служителя ветхозаветных времен не было никаких проблем с осознанием значения этого понятия. Причем, фраза «дух» для такого служителя абсолютно не несла в себе понятия некой отдельной личности. Как признает православный епископ Александр Семенов-Тянь-Шанский, «слово "ruah" имеет основные значения "дыхание, ветер, дух"». Ветхий Завет представляет дух Бога в качестве его действующей силы, но вовсе не некой личности. 


«В Ветхом Завете Святой Дух не проявлялся ипостасно, лично, но как Божественная Сила... Дух Божий был с ним [Израилем], в его святилище и в его пророках» (Епископ Александр Семенов-Тянь-Шанский "Православный Катехизис").

«Нигде в Ветхом Завете мы не найдем четкого указания на Третье Лицо» («Католическая энциклопедия»).

«Иудеи никогда не считали дух личностью; нет никаких веских доказательств и того, что так считал хотя бы кто-нибудь из писателей Ветхого Завета. [...] Обычно Святой Дух представляется в Евангелиях и в Деяниях как Божья сила или мощь» (католический богослов Э. Фортман).

«В В[етхом] З[авете] не дается представления о духе Бога как о личности... Дух Бога — это просто сила Бога. Если иногда он и описывается как отдельный от Бога, так это потому, что дыхание Яхве действует как внешняя сила». «В большинстве стихов Н[ового] З[авета] дух Бога изображается как нечто, а не как некто; это особенно очевидно в параллелизме духа и силы Бога» («Новая католическая энциклопедия»).

«В целом в Новом Завете, так же как и в Ветхом, о духе говорится как о Божьей энергии или силе» («Католический словарь»).





К слову сказать, выражение «дух» несет в себе аналогичное буквальное значение и в греческом языке, на который Ветхий Завет был переведен во 2 веке до н.э. (перевод «Септуагинта»). Согласно «Толковому словарю слов Нового Завета» У. Е. Вайна, слово "пне́ума" «обозначает ветер... а также дыхание; но чаще дух, который, подобно ветру, невидим, бесплотен и обладает силой».

Небольшая историческая справка: 

«Третье Лицо было утверждено на Александрийском соборе в 362 году... а окончательно принято на Константинопольском соборе в 381 году»
("Католический словарь").



Итак, первая причина, почему идея «Бога-святого духа» не могла быть естественна для верных Божьих служителей древности:  в Ветхом Завете фраза «дух Бога» не несла в себе смысла духа как личности, но как Божьей действующей силы.  


Теперь рассмотрим причину № 2…

Уже упомянутый выше православный епископ, чей труд вошел в «Православный катехизис», приводит следующую информацию:


«В то время как на арамейском это слово исключительно женского рода, на древнееврейском оно иногда может быть мужского рода. Однако из 84 случаев использования в Ветхом Завете слова «дух», в контекстах, традиционно понимаемых как указания на Святого Духа, 75 раз оно является или явно женским, или неопределенным (из-за недостатка глагола или прилагательного)».


«Слово "дух" в семитических языках женского рода — евр. и сир. rwh (в греческом слово πνεύμα среднего рода)» (С.С. Аверинцев. «К уяснению смысла надписи над конхой центральной апсиды Софии Киевской»). 

«Для российского и европейского читателя, в языке которого слово "Дух" - мужского рода, это может показаться необычным, однако нужно не забывать, что в силу языковых особенностей, не только для Библии, но и для автора "Од Соломона" (нач. II в.) и для прп. Ефрема Сирина (IV в.) и других сирийских Отцов, Святой Дух - это именно "Она", а не "Он"» (Ю.В. Максимов, преподаватель Московской Духовной Семинарии и Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. «Женский образ Духа Святого у святых отцов и писателей ранней Церкви»).



Согласитесь, это довольно интересно. Внимательно исследующий Писания человек согласится, что все личности, имеющие отношение к небесной сфере (и Бог, и его Сын, и ангелы, и те люди, что наследуют небеса - "сыны"), описываются исключительно и только в мужском роде. Именно поэтому Бог представлен Отцом, но не «Матерью». Его Сын, соответственно, не пришел на землю в качестве «Дочери». Ангелы также называются «сынами Бога», а не его «дочерями» (Иов 1:6; 2:1; 38:7). Разумеется, дело не в неких гендерных особенностях небесных лиц, и тем более не в неком уничижительном отношении к земным женщинам. Но совершенно очевидно, что применение мужского рода в описании небесных духовных личностей используется принципиально, с целью подчеркивания их власти, роли и главенства. Этот принцип мы находим и применительно к земному устройству (Быт. 2:18; 1 Кор. 11:3,7-10; 1 Тим. 2:11-13). 

Но как в этой связи расценивать ситуацию с Божьим духом? В отличие от всего остального, он (если считать его личностью) представляется Божьим Словом исключительно в женском роде! То есть, если следовать строго библейскому позиционированию, святой дух – вовсе не «он». Святой дух – это «она»!  К слову сказать, даже в греческом языке, на котором был написан уже Новый Завет, фраза «дух» - «пне́ума» - стоит в среднем роде, т.е. «оно», но опять-таки не «он». В итоге мы видим, что как еврейское слово ру́ах, так и греческое пне́ума не применяют к Божьему духу мужской род, что выглядит очень странно, учитывая вышеозвученные примеры описания Бога, его Сына и всех небесных лиц. 

В русском языке, как и в латыни, данная дилемма во многом сглаживалась за счет того, что фраза «дух» по правилам грамматики в этих языках стоит в мужском роде. Тем не менее, это никак не решает изначальную проблему с женским родом «святого духа» на языке, на котором Библия непосредственно создавалась. Удивительно ли, что для еврея тринитарная идея Божьего духа в смысле личности сама по себе звучала парадоксально? И по сей день иудею невозможно принять утверждение тринитариев о личности святого духа, в частности, о том, что Мария зачала от Божьего духа-личности: он понимает, что «Божий дух» - женского рода, и выходит, что Мария зачала от Бога-женщины… 




Возможно, эта фраза звучит абсурдно, но, как ни странно, к таким выводам приходили довольно многие из тех, кто принял в себя тринитарные правила понимания Бога.   


 «Богословы церкви… явно затруднялись объяснить брачное сочетание Богоматери-Марии со Святым Духом, или Руах, который в еврейском языке также женского рода... Именно это церковное недоразумение о сути Божьей Матери и Святого Духа объясняет (за редкими исключениями) слабую теологическую проработку богословами такого самого загадочного понятия, как Святой Дух» (А.В. Владимиров «Кумран и Христос»). 

«В "евангелии от Евреев" вполне определённо утверждается, что Дух есть Мать Сына: …"Так сделала Мать Моя, Дух Святой, взяла Меня за волос и перенесла на гору Фавор (Ориген. Ио 11.12)"... Три века спустя эту же мысль можно встретить у латинского автора IV в. Мария Викторина, который пишет дословно следующее: "Нет ошибки в том, чтобы Святого Духа считать Матерью Сына (Аdv. Arium. I.57)". …Однако и у грекоязычных Отцов Церкви встречаются указания на некоторую, довольно определённую связь Духа Святого с женским началом. Женский образ Духа Святого нашёл отражение не только в представлении о внутрибожественных отношениях, но и в понимании отношения Духа к верующим: так, в апокрифических сирийских "деяниях Фомы" (нач. III в.) Дух называется "Матерью сострадательной" (Acts of Thomas 2:27)» (Ю.В. Максимов. «Женский образ Духа Святого у святых отцов и писателей ранней Церкви»).

«На арамейском языке слово «дух» («Rucha») — женского рода. Одна из. аграфа, т. е. из сказаний о Богоматери, сохранившихся в устной традиции, гласит: "Моя мать — Святой Дух"» (Н.О. Лосский. «История русской философии», гл. 23). 

Как мы видим, вопрос «женской» идентификации святого духа оказался весьма значительной проблемой для тринитарных богословов. Причем, чтобы сделать видимость разрешения оной проблемы, им пришлось пойти еще глубже в дебри эллинистической философии, согласившись даже на такой абсурдный шаг, как олицетворение Божьего духа с женским образом. Не сложно догадаться, что такое решение добавило тринитарному учению дополнительные черты, столь свойственные языческим триадам, традиционно состоящим из «бога-отца, бога-сына и бога-матери».

И это вторая причина, по которой ортодоксальному еврею было невозможно перенять учение о триединстве в целом, и о «Боге-святом духе» в частности: Бога нельзя назвать «Она». 





Стоит ли говорить, что старания тринитариев внушить идею о святом духе, как личности и Боге, при внимательном рассмотрении выявляют массу казусов и недоумение? Удивительно ли, что для евреев как в прошлом, так и сегодня тринитарная концепция выглядит нелепой? Да и что говорить о Ветхом Завете, когда и в Завете Новом отсутствует само понятие «Бог-святой дух»?

Так, немецкий католический (!) богослов Карл Ранер признал, что «Дух никогда не называется словом θεός [Бог]» и «ὁ θεός [слово «Бог» с определенным артиклем] ни разу не используется в Н[овом] З[авете] применительно к πνεῦμα ἅγιον [святому духу]» (Rahner K. Schriften zur Theologie. Цюрих, 1954. Т. 1. С. 156, 162).

Поистине, проблема с божественной личностью святого духа ставит тринитариев в крайне неудобное положение, которое можно было бы охарактеризовать следующими словами Библии:

«Постель оказалась слишком короткой, чтобы на ней вытянуться, а покрывало — слишком узким, чтобы в него завернуться» (Исаия 28:20).

И, кстати, как быть с Авраамом? С Моисеем? С Давидом? Со многими пророками и верными Богу служителями ветхозаветных времен, которых уже Новый Завет (!) ставит христианам в пример… Пример чего? Пример истинной веры! (Сравните Евреям 11 главу). Веры, в которой, между прочим, абсолютно не было места восприятию святого духа в качестве личности и Бога! И это при том, что «такое большое облако свидетелей» прекрасно понимали, чем на самом деле является святой дух, много раз говорили о нем, взывали о нем, видели его действия в своей жизни и благодарили истинного Бога за него (Евр. 12:1). Но не считали дух за личность или самого Бога, как это потом стали делать тринитарии. Они не воспринимали Бога ни за Троицу, ни даже за Двоицу (Отец и святой дух), хотя, повторюсь, отлично понимали, кто есть истинный Бог, Отец (Иегова), и что есть такое его святой дух, о котором столь многочисленно говорится на страницах Ветхого Завета. 




Сын Бога, Иисус Христос, в классическом диспуте с представителем иной религии о вопросе истинного поклонения Богу, ясно подчеркнул это, когда сказал: 

«Вы поклоняетесь тому, чего не знаете, а мы поклоняемся тому, что знаем, так как спасение приходит через иудеев» (Ин. 4:22).

Что примечательно, Иисус не ставил под вопрос правильное понимание иудеями личности небесного Отца. Да, они заблуждались по целому ряду других вопросов, но относительно личности Истинного Бога нареканий к ним у Иисуса не было. Иисус знал, что вера евреев не допускала идей триад (троиц, триединств). Он знал, что иудеи считали чуждым восприятие святого духа в качестве некой личности, а не действующей силы Бога. И при этом Иисус подчеркнул, что иудеи правильно «поклоняются тому, что знают»! Они действительно ЗНАЛИ (имели правильное понимание) Истинного Бога. А потому через них приходило спасение, предусмотренное этим истинным Богом!  


Внимание, вопрос! Неприятие ветхозаветными праведниками триадных (тринитарных) идей понимания истинного Бога вменяется ли им в вину? Неверие в святой дух, как в личность, лишает ли их спасения? 

Судя по тому, что сегодня говорят сторонники Троицы о христианах, не считающих святой дух личностью, надежды на спасение не может быть и у вышеупомянутых верных служителей Бога прошлого. И в правду, какая досада – как и истинные христиане сегодня, так и эти мужи прошлого, одинаково считали Бога единым, а не триединым; возносили молитвы только к Отцу; называли его именем «Иегова»; не воспринимали святой дух в качестве личности! Ну, разве так можно? «Сектанты», одним словом! Безо всякой надежды на спасение…

Впрочем, важно не то, что думают и говорят люди, которые «никак не могут прийти к точному знанию истины» (2 Тим. 3:7). Важно то, что считает Бог. А Он говорит: 

«Ведь я — Иегова, я не изменяюсь» (Мал. 3:6).

«Я всегда тот же» (Ис. 43:13).

Иегова не меняется. Он все тот же истинный Бог, что открылся людям в древности – и патриархам, и Израилю. Открылся в святости своего великого имени и понимании себя, как единого (а не триединого) Бога. В истине о святом духе – своей действующей силы (а не личности). То есть во всех тех истинах, что одинаково были свойственны истинной вере Авеля, Ноя, Авраама, Моисея, Давида и многих других Его верных служителях, которых в 11 главе Послания Евреям Бог поставил в пример должной веры! 

И кто попробует осудить их за неверие в Троицу?! Кто пожелает лишить их спасения за неприятие «личности» святого духа?! 

И есть ли свобода речи у тех, кто сегодня пытается осуждать христиан, чье понимание Бога полностью согласуется с пониманием тех служителей прошлого, что Им поставлены нам в пример?


Комментариев нет:

Отправить комментарий