воскресенье, 30 октября 2016 г.

Библия не у дел…




На днях мне выдалась возможность пообщаться с монахиней. Пока я коротал время в очереди на остановке, мне бросилась в глаза одинокая фигура сидящей на скамейке, как принято говорить, женщины бальзаковского возраста. Судя по ее внешнему черному облачению, я смог предположить, что передо мной монашка. Удивительно, но никто из ожидавших свой рейс людей почему-то не решился сесть рядом с ней. 

«А почему бы не подойти к человеку и не побеседовать с ним?», - подумал я. Не мудрствуя особо, я обратился к монахине с самым простейшим вопросом: 

- Скажите, пожалуйста, какую надежду следует иметь людям?» 

Ответ меня несколько удивил.

- Не знаю, - ответила женщина, взглянув на меня исподлобья. Потом, подумав, добавила: - В Бога верить надо…

- Я верю, - согласился я с ней, - А дальше-то что? Что моя вера должна мне в итоге принести?

Монахиня немного оживилась и ответила:

- Если верим в Бога, то будем потом в его царствии небесном.

- В небесном? А здесь на земле, разве не будет его царства? – попытался уточнить я.

- Будет, будет… Но это только Богу известно...

- И что же нам следует делать, чтобы быть в этом царстве?

- Молиться Богу надо! Как же без этого?

- А кому конкретно молиться? Какое имя у Бога-то? – не унимался я.

На этот раз монахиня посмотрела на меня с особой пристальностью. Как бы испытывая, она сама задала мне вопрос:

- А вы разве не знаете?

Я выдержал паузу, надеясь, что получу ответ от нее же... Но напрасно… Монахиня в своем ожидании была не менее настойчива. Ну, и ничего страшного! Отвечу сам.

- Иисус Христос?

- Вот именно! – победным тоном подтвердила она.

- Ну, так он же Сын. А в молитве «Отче наш» Иисус учил молиться Отцу, - заметил я. Видя ее настороженный взгляд, я ей мягко напомнил: - Помните? «Отче наш, сущий на небесах…» Так какое имя Отца, если Иисус – это имя Сына?    

Видимо, у монахини относительно меня начали появляться смутные подозрения. Она еще пристальнее посмотрела мне в глаза и спросила:

- А вы в какой религии?

На что я ответил:
- Вот я вам сейчас назову имя Отца, и вы сами это поймете. В Библии это имя присутствует семь тысяч раз. Даже в Синодальном переводе оно есть. Оно звучит, как «Иегова».

- А-а-а, теперь понятно, кто вы! –с прищуром ответила монахиня.  

-Тем не менее, ответ очевиден, - продолжил я. – Имя Сына – Иисус. Имя Отца – Иегова. Все просто! Так объясняет Библия.

Тут началось самое интересное! Услышав о Библии, монахиня резко возразила:

- Да перестаньте вы со своей Библией! Зачем лезть в эти дебри? Библию понять невозможно. Если и читать, то не Библию, а Евангелия и Псалтирь... А Библию читать – бесполезная трата времени. Да еще этот… Ветхий Завет… И Новый тоже… Зачем это все читать?

Я было попытался напомнить монахине, что евангелия, как бы есть часть Нового Завета. Да и книга Псалмов, собственно говоря, часть Ветхого. И то, и другое – части Библии. И если нужно читать эти книги Библии, то почему же не стоит читать остальные? Но собеседница уже вошла в раж:

- Вот ко мне в церкви уже три человека подходили с вопросом о Библии. Спрашивали, что им с ней делать. Я их тоже спрашивала: «Вы хоть что-нибудь поняли в Библии?» Они отвечали: «Ничего». Вот я им и говорю: и не надо ее читать! Читайте Евангелия и Псалтирь, и хватит! …Да, еще Святых Апостолов читать нужно… 

Вот не понял я, про какие чтения «святых апостолов» она хотела мне сказать. Если память мне не изменяет, то все написанное апостолами вошло в ту самую Библию, точнее – в Новый Завет. Один только апостол Павел написал бо́льшую часть новозаветных посланий. Ну, да ладно…

- А вы уважаете «святых Апостолов»? В частности, апостола Павла? – спросил я монахиню.

- Ну, как же? Конечно уважаю! – уверила она меня.

- Так ведь Павел в Библии пишет, почему важно читать «всё Писание»… 

И я процитировал ей 2 Тимофею 3:16,17. Может быть, женщина имела в виду какого-то иного Павла, потому что слова библейского текста оставили ее равнодушной. Она по-прежнему продолжила твердить о бесполезности чтения Божьего Слова. 

Завершением нашего диалога стало заявление монахини, о том, что она понимает толк в том, что говорит, так как заведует аж церковной библиотекой!

- Уж сколько всего я перечитала, - уверила она, добавив: - Но Библию читать не буду. Бесполезно…

Мы расстались, как хочется верить, на добром слове. Покидая монахиню, я пожелал ей с бо́льшей ответственностью отнестись к изложенному в Писании побуждению Бога ежедневно читать Его Слово (И.Навин 1:8; Ин. 5:39; 2 Тим. 3:16,17). Но в свою очередь, я задумался над тем, какое все-таки счастье, что Бог позволил мне не блуждать в духовном мраке невежества и предрассудков, увы, столь типичных для множества современных «верующих». Хотя, если точнее выразиться, даже не «верующих», а «набожных», «религиозных». 

Для меня наглядным примером тому служит 17-я глава книги Деяний. В ней описываются разные группы людей. Все они имели веру. Но одни верили Богу на основании точных библейских знаний. Про них так и говорится, что «они приняли слово с необычайным рвением, тщательно исследуя Писания каждый день, чтобы проверить, так ли это на самом деле. Поэтому стали верующими многие из них» (Деян. 17:11,12).

Другие же верили не столько в Бога, сколько в саму идею веры в Бога. Она – эта «вера», сложенная из громоздкой системы труднодоказуемых доктрин и обрядовых систем – стояла перед их глазами на первом месте, заслоняя Того, в Кого они, казалось бы, должны были верить. И когда апостолы пытались через Писания донести до таких «верующих» истину о Боге, те были готовы, скорее, отказаться от руководства Писания, чем от своей привычной сложившейся «веры» (системы религиозных взглядов). 

Впрочем, в своих глазах эти «верующие» были очень даже «истинными» в сравнении с третьей группой людей – язычниками, теми, что изначально поклонялись ложным божествам. Как просто на фоне последних убеждать себя, мол, уж мы-то «настоящие» христиане, мы же не всяких там «зевсов» и «артемид» славим, а «какого нужно бога»!




Вот и сегодня все остается по-прежнему. Людям нет никакого дела до того, чтобы «с необычайным рвением тщательно исследовать Писания каждый день, чтобы проверить, так ли это на самом деле» (Деян. 17:11). Скорее, даже наоборот: сама мысль об исследовании Библии у них вызывает крайнее состояние дискомфорта. Они ищут какие угодно отговорки – «Библия – это дебри», «Богу от меня этого не надо», «у меня зрение плохое», «я лучше свечку в церкви поставлю», «пускай другие читают, а я и так в бога верю» - лишь бы только не делать того, что от них ожидает сам Бог. Как верные представители второй группы «верующих», они ищут себе оправдания в формальном признании непонятных для себя доктрин и бездумном исполнении кем-то некогда положенных обрядовых традиций. А Библия – если она и есть в доме, пускай лучше красиво стоит на какой-нибудь книжной полке. Открывать ее не будем – вдруг листочки помнем, грех-то какой!  

Если бы я не был библейским (!) христианином, а являлся таким же «второгруппным верующим», наверное, тоже бы говорил нечто подобное. Упирался бы руками и ногами, лишь бы мне не напоминали об исследовании Божьего Слова. Говорил бы, что Библию понять нельзя, что она не для человеческого разума написана (интересно, для какого тогда?) 

Только вот же какая интересная штука получается! Если члены «титульной религии» так и не смогли понять Библию, то почему же ее прекрасно понимают «не титульные» верующие? Если для первых подражать Иисусу и апостолам, несшим благую весть в массы, является делом чуждым и странным, почему же это с успехом удается совершать последним? Что-то тут явно не то! Не срастается что-то! Явно, у кого-то «титульного» недостает духа. Того самого духа, что Библия называет «святым». «Дух Иеговы, дух мудрости и понимания, дух совета и могущества, дух знания и страха перед Иеговой» (Ис.11:2). «Дух истины, [который] направит вас ко всей истине» (Ин. 16:13).

Потому что, если бы этот дух мудрости, понимания и истины у таких верующих присутствовал, то не говорили бы всего того, что пришлось мне выслушать в беседе с той набожной женщиной. Не унижали бы Библию недоверием, но, наоборот, отстаивали ее истинность и практичность! Не сидели бы угрюмо на скамейках, но сами бы подходили к людям с Писанием в руках. Разве не это ожидается от тех, кто действительно руководим Божьим духом? И разве не так поступали бы те, кто искренне стремится подражать примеру Господа Иисуса Христа?