понедельник, 27 июня 2016 г.

Какое «отечество» именуется Богом?




Когда встает вопрос о том, должен ли христианин брать в руки оружие и идти на войну ради защиты интересов своей страны, в церковной среде, как правило, звучат слова подтверждения такой необходимости. Но на чем основывают подобные лица свои воззрения, а, главное, какими библейскими аргументами они пытаются найти подтверждение таким взглядам? 


Понятно, что ссылки из Ветхого Завета на примеры участия израильтян в войнах особой силы в данном вопросе не имеют. В те древние времена евреи имели буквальное теократическое государство, с буквальными границами, столицей и царем, сидящем на престоле Иеговы. И, что, пожалуй, самое главное, древний Израиль имел не светские, а исключительно теократические законы (Моисеев Закон), по которым строил свою внутреннюю жизнь и отношение к внешним народам. Более того, любые войны Израиля того времени могли вестись исключительно и только по прямому указанию Бога, а не по желанию царя, священства или народа на волне общей патриотической эйфории. Это было одним из проявлений теократии в действии.

Иисус Христос дал «новую заповедь», в центре которой теперь стояла любовь к ближнему, по примеру любви самого Христа, не погубившего ни одной человеческой души (Ин. 13:34,35). При этом он объяснил, что «ближним», к которому следует проявлять любовь, является не только родственник, друг или человек, проживающий в одном с тобой государстве, но вообще любой человек, даже представитель «недружелюбной» страны и ложной религии (Лк. 10:25-37). Весь Новый Завет пронизан идеей неприятия христианами насилия и войн, отвержения с их стороны кровопролития. В частности, такие прямые указания, как Матфея 26:52, 2 Коринфянам 10:3,4, Эфесянам 6:12 и 1 Иоанна 3:15 ставят жирный крест на самой идее брать христианину в руки оружие и идти на смертоубийство. 




Тем не менее, со стороны некоторых клерикальных представителей наблюдаются попытки выдать желаемое за действительное, выражая совершенно обратные идеи, противные духу библейского христианства. Похоже, что наиболее «популярными» подобными практиками являются старания трансформировать смысл таких стихов Нового Завета, как Иоанна 15:13 и Эфесянам 3:15.




«Отдать свою душу за своих друзей» (Иоанна 15:13)



В первом случае сторонники участия христиан в войнах заявляют, что слова Иисуса «Никто не любит больше, чем тот, кто отдаёт свою душу за своих друзей» можно рассматривать в неком смысле готовности верующего человека пойти на войну и умереть там в качестве солдата. Что ж, как и всегда в таких случаях лучшей возможностью проверить обоснованность заявления является рассмотрение ближайшего контекста данного стиха. Говорит ли он именно в таком ключе? 


«Если вы будете соблюдать мои заповеди, то останетесь в моей любви, как и я соблюдаю заповеди Отца и остаюсь в его любви. Говорю вам это, чтобы вы полностью ощутили ту радость, которая есть у меня. Вот моя заповедь: любите друг друга, как я люблю вас. Никто не любит больше, чем тот, кто отдаёт свою душу за своих друзей. Вы мои друзья, если делаете то, что я повелеваю вам» (Ин. 15:10-14).

Как можно убедиться, слова Иисуса оказываются вырванными из контекста и представлены совершенно в ином смысле. Во-первых, суть сказанного Христом абсолютно другая – истинные христиане те, кто стремится не просто говорить о себе, как об учениках Иисуса, но соблюдает заповеди Иисуса (Сравните Матфея 7:21-23; 12:50; Ин. 14:23; 15:10; 1 Ин. 2:5). А главная его заповедь – любовь. Любовь, а не вражда и ненависть к недругам! (Сравните Мф. 5:43-48; Рим. 12:17-21; 1 Кор.  4:12,13). 

Во-вторых, Иисус сказал, что готовность отдать свою жизнь за ближнего – это самое большое проявление любви. Обратим внимание: ОТДАТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ, а НЕ ЗАБРАТЬ ЧУЖУЮ! В словах Иисуса вообще не было ничего из того, что пытаются вложить в его уста сторонники участия христиан в войнах. Он не призывал своих учеников доказывать преданность ему путем смертоубийства. 

И, в-третьих, смысл слов Христа «отдать свою душу за своих друзей» объясняется им самим в том же тексте: «любите друг друга, КАК Я ЛЮБЛЮ ВАС». А как Иисус проявил свою любовь? Может, он кого-то убил ради своих учеников? Или он включился в какие-либо военные действия ради «блага» людей? Наоборот, в момент, когда один из апостолов попытался силой оружия воспрепятствовать коварным действиям противников, Иисус не только остановил его, но и оказал любящую доброту одному из них (Лк. 22:47-51). Более того, он умер сам, не отняв при этом ни одной души у тех, что был его недругом (Мф. 20:28). 





Соответственно, именно таким образом должны были проявлять любовь и все те, кто претендовал бы на звание его последователей: быть готовыми, скорее, отдать свою жизнь, чем забрать ее у кого-то другого. Потому что подлинные христиане будут «любить друг друга не только словом или языком, но и на деле, и по истине» (1 Ин. 3:18). Для этого Иисусом им и был дан пример, служащий самым лучшим, самым очевидным индикатором, определяющим кто есть истинный христианин, а кто лишь умеет красиво о себе говорить, как о «христианине».


«Я подал вам пример, чтобы вы поступали так же, как я поступил с вами» (Иоанна 13:15).

«Если мы соблюдаем его заповеди, то знаем, что мы познали его. Кто говорит: «Я познал его», а его заповедей не соблюдает, тот лжец, и нет в нём истины. А кто соблюдает его слово, в том поистине любовь к Богу достигла совершенства. Так мы узнаём, что мы в единстве с ним. Кто говорит, что он в единстве с ним, тот обязан поступать так, как поступал он» (1 Иоанна 2:3-6). 

«А вы к тому и призваны, потому что сам Христос пострадал за вас, оставив вам пример, чтобы вы следовали точно по его стопам» (1 Петра 2:21).




«От Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Эфесянам 3:15, Синод. пер)



В случае Эфесянам 3:15 наблюдаются попытки использовать данный стих в Синодальном переводе (!) в качестве подтверждения идеи, что отдельно взятое государство имеет некий особый, сакральный статус в глазах Бога. Соответственно, христианин, проживающий в таком государстве, обязан защищать его, даже с оружием в руках. Вот как комментируют данный стих представители православия:


«Отечество — понятие священное, ибо его даровал народу Сам Господь Бог, «от Которого именуется каждое отечество» (Еф.3,15). А дар Божий надлежит хранить как зеницу ока. Сильное Отечество — это слава народа, униженное и поруганное — его горечь и срам, защита — святой долг каждого насельника земли Русской» (Обращение Высокопреосвященнейшего Иоанна (Снычёва), Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, в честь 50-летия Победы)  http://www.pravpiter.ru/pspb/n293/ta018.htm


«Православные люди в понятие Отечества вкладывают сакраментальный смысл, восходящий к апостолу Павлу, сказавшему: «Преклоняю колена мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф. 3, 14-15). Человек с таким метафизическим переживанием Отечества с сыновней любовью относится к своей Родине, с благоговением и трепетом хранит веру народа, его духовные традиции и культуру»(Речь епископа Тамбовского и Мичуринского Феодосия, 28 февраля 2007 года, г. Тамбов)http://www.eparhia-tmb.ru/archierey/trudy-vladyki/2252-2/


«В Священном Писании ясно выражена мысль, что земное наше Отечество дает нам Бог: «Для сего преклоняю колени мои пред Отцем Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф. 3: 14–15). Поэтому мы должны любить свою Родину как данный нам дар» (Иеромонах Иов (Гумеров)  http://www.pravoslavie.ru/39151.html

Казалось бы, разве не подтверждает текст Эфесянам 3:15 обязанность христианина отстаивать интересы своего государства? Оказывается, нет. И дело вовсе не в некой «странности» библейского текста. Оно – в странности конкретного Синодального перевода, представившем этот стих в несколько измененном виде. 




Если взять за основу древнегреческий текст, то в данном месте мы увидим слово «патриа» (πατρια, № 3965, Стронг). Но эта фраза означает вовсе не «отечество» или «родину». Ее смысл: «происхождение по отцовской линии», «род» или «семья». Т.е. она несет в себе исключительно внутрисемейный смысл. К понятию «отечества» в смысле государства слово «патриа» не имеет никакого отношения. Примечательно, что в том же Синодальном переводе в других библейских местах «патриа» переведено куда более точным образом, в качестве семейного «рода». 

В труде «Лингвистический и экзегетический ключ» Роджерса о значении данного слова сообщается: «πατρια – семья, дети одного отца. Это всегда относится к конкретной группе людей... Носить семейное имя значило обладать всеми правами и ответственностью, принадлежащими семье».

В ряде других переводах стих из Эфесянам 3:15 представлен следующим образом: 


«Которому всякая семья на небе и на земле обязана своим именем» (Перевод нового мира). 

«От Кого каждая семья на земле и на небе получила своё имя» (Современный перевод).

Во многих других русскоязычных переводах данный текст содержит фразу «род», что также соответствует понятию семьи, но вовсе не государства, как пытаются представить некоторые толкователи. 

Какой в виду этого факта следует вывод? Текст из Эфесянам 3:15, который в интерпретации Синодального перевода кто-то пытается выдать за указание отстаивать политические интересы конкретно взятого государства, в действительности несет абсолютно иной смысл. На языке оригинала в данном стихе речь идет вовсе не о стране проживания христиан, а о таком данном Богом устройстве, как семьи, которые обязаны Создателю своим существованием и благословениями. По сути, данный библейский текст даже ставит семью выше политического устройства. Увы тем, кто хотел бы видеть в учении Христа нечто обратное…





Комментариев нет:

Отправить комментарий