вторник, 3 мая 2016 г.

Переливание крови. Факты, о которых не принято говорить





В этой статье мы разберем ряд основных возражений и претензий, предъявляемых сторонниками гемотрансфузии (переливания крови) в адрес тех, кто выбирает исключительно бескровные методы лечения. Мы также рассмотрим малоизвестные широкому кругу людей факты о реальном положении дел в России в области донорства, проверки забираемой крови на вирусную безопасность и последствиях ее переливания в организм пациентов. 

Что говорят о безопасности использования гемотрансфузии российские специалисты? Могут ли медики дать гарантию отсутствия негативных последствий после проведенного переливания? Действительно ли применяемая в операциях донорская кровь безопасна от страшных вирусов? Сколько человек в России ежегодно оказываются зараженными в результате гемотрансфузии? И почему сами врачи не спешат переливать донорскую кровь себе и своим родным?

Обо всем этом пойдет речь ниже...




Вопрос:  Гуманно ли перед угрозой смерти отказываться от переливания крови, которое могло бы спасти человеку жизнь?


Не совсем корректный вопрос. В прошлой статье уже приводились выводы специалистов в области гемотрансфузии, утверждающих, что подобная постановка вопроса («либо кровь, либо смерть») чрезмерно категорична. 


«При клинической оценке кровопотери опасности были преувеличены. В действительности благодаря механизмам ауторегуляции человек может перенести гораздо более серьезную кровопотерю, чем считалось раньше […] Настоящий геморрагический шок давным-давно лечат не гемотрансфузией, а совсем другими методами, а гемотрансфузия в такой ситуации более вредна, чем полезна!» (А.П. Зильбер, доктор медицинских наук, академик).

«На основе многолетнего опыта отмечу: утверждение о том, что есть такие ситуации, когда лишь переливание крови может дать человеку шанс на спасение жизни, как минимум спорно и не подтверждается данными доказательной медицины» (В. Д. Слепушкин, доктор медицинских наук, профессор).


В то же время, если смотреть на ситуацию с точки зрения библейских принципов, то подобные претензии, казалось бы, можно было предъявить и ко многим другим требованиям Бога. Например, гуманно ли христианину не есть удавленину или кровяную колбасу перед лицом голодной смерти? (Деян. 15:20,29). Гуманно ли Богу запрещать христианину пить кровь, если человек может умереть от жажды из-за отсутствия воды? (Левит 17:10-12). Гуманно ли выглядит запрет обращаться за помощью к чародеям и экстрасенсам, если у больного нет шансов вылечится от тяжелой болезни с помощью традиционной медицины? (Втор. 18:10-12). Гуманно ли требование к христианину вступать в брак «только в Господе», если он не может найти в своем собрании подходящего спутника жизни? (1 Кор. 7:39). И так далее…

Согласно одному определению, гуманизм «(от лат. humanitas — «человечность», humanus — «человечный», homo — «человек») — демократическая, этическая жизненная позиция, утверждающая, что человеческие существа имеют право и обязанность определять смысл и форму своей жизни... Гуманизм не теистичен и не принимает «сверхъестественное» видение реального мира».




В центре идеи гуманизма всегда стоит несовершенный человек, а не Бог. Если христианин будет бездумно ставить идею гуманизма превыше принципов Библии, то он неминуемо придет к заключению о том, что мнение и личные интересы человека должны иметь приоритет над мнением Бога. Как следствие, мы получаем классический эгоцентризм, в основе которого стоит грешный человек с его желаниями, обслуживать которые обязан его Создатель. Более того, любые требования Бога, нарушающие комфортное состояние человека, автоматически становятся «негуманными». Не сложно догадаться, что огромную часть библейских указаний и принципов на таком фоне можно было бы отнести к разряду «негуманных». В частности, Луки 14:26,27, Иоанна 12:25 или Матфея 10:16-22. Сама идея жертвенности жизни христианина никак не вписывается в рамки гуманизма. Собственно, как и вышезаданный вопрос…


«Бог и люди смотрят на вещи совершенно по-разному. То, что кажется важным в наших глазах, очень часто не имеет никакого значения с точки зрения бесконечной мудрости; и то, что кажется пустяком для нас, часто очень важно для Бога. Так было с самого начала» (An Enquiry Into the Lawfulness of Eating Blood [«Вопрос о законности употребления крови в пищу»], Александр Пири, 1787 год).




Вопрос:  Не кажется ли вам, что те, кто опасается негативных последствий гемотрансфузии, слишком сгущают краски? Если брать во внимание высказывания некоторых чиновников от Минздрава, то на сегодняшний день процент заражения ВИЧ-инфекцией или гепатитом при переливании крови достаточно мал. Не означает ли это, что пациентам, соглашающимся на вливание в свой организм донорской крови, нечего бояться?


Разумеется, подобные уверения чиновников от медицины в «чистоте» применяемой при гемотрансфузии донорской крови известны. Понятно и то, что, следуя принципам «политкорректной дипломатии» и не желая будоражить умы миллионов граждан, отдельные представители медицинского сообщества будут стремиться создавать положительную атмосферу вокруг столь щепетильной темы. Однако, похоже, такие высказывания имеют целых ряд серьезных недоговорок. Фон подобных нарочито оптимистичных заверений неизбежно вступает в прямое противоречие с признаниями, которые делают многочисленные специалисты в области гемотрансфузии. Люди, в силу своей профессиональной специфики имеющие прямое отношение к практике переливания крови, порой оказываются менее политкорректными и позволяют себе оглашать факты, заставляющие переосмыслить отношение к гемотрансфузии. Так, академик Андрей Воробьев, которого именуют «патриархом российской гематологии», сделал обобщающее признание, сказав: «В действительности мы, которые переливаем больше всех, являемся и самыми главными противниками этого». 


Итак, какие малоизвестные широкому кругу общественности и вместе с тем шокирующие факты, оглашают специалисты в области гемотрансфузии?


1) НАСКОЛЬКО НАДЕЖЕН УРОВЕНЬ ПРОВЕРКИ КРОВИ НА ВИРУСЫ?


 Несмотря на тщательность контроля крови на ВИЧ или гепатит, врачи не могут гарантировать абсолютную «чистоту» крови от опасных вирусов. 


«Мы тестируем кровь на гепатит грамотно, по всем канонам. И тем не менее статистика [заражений] убийственна» (А.И. Воробьев, директор Гематологического научного центра РАМН. «Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови»)https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0

«Несмотря на то, что вся заготавливаемая кровь в России проходит обязательное обследование на наличие вирусов гепатита “B” и “C”, а также вирус иммунодефицита человека, любые из используемых тест-систем и другие методы определения вирусоносительства у доноров не дают 100% гарантии их выявления, что обусловлено случаями ареактивного носительства, а также мутацией вирусов, не регистрируемых имеющимися тестами» (Профессор И.П. Назаров,  «Кровь. Переливать или нет?»)

«Если [у донора] выявлена положительная реакция на одну из инфекций, зараженная кровь немедленно утилизируется. Но есть так называемое серое негативное окно - период, в течение которого невозможно определить, болен донор или нет. Представьте ситуацию: больной гепатитом С после заражения сдал кровь. В течение инкубационного периода любой анализ покажет, что он здоров. И только через полгода мы сможем выявить у него это заболевание» (П.М. Насанчук, главный врач станции переливания крови Департамента здравоохранения Москвы).

По словам директора Российского НИИ гематологии и трансфузиологии ФМБА РФ Евгения Селиванова, сданную донорскую кровь (плазму) следует «не выпускать в лечебную сеть, а хранить в течение полугода (в карантине). Потом опять искать донора и его проверять. Только в том случае, если вирус в его крови не обнаружится, …выпускать эту плазму в лечебную сеть».

Селиванов объясняет причину трудности с определением вирусного заражения крови: 


«Донор может прийти в период имуннологического окна, когда у него вирус в крови есть, а антитела еще не образовались, либо образовались в небольшом титре. То есть система их не обнаружит, и для нас такой донор – безопасный. Мы заготовим компоненты крови, их перельем и при этом можем, не исключено, заразить пациента. Что случается периодически, к сожалению». 





Порой можно услышать утверждение, мол, именно таким образом вся кровь, забранная при донациях, и проверяется: она хранится в течение полугода, что дает гарантию последующего определения чистоты крови от вирусов. Через полгода ее донор должен вновь явиться в пункт переливания крови, чтобы повторно пройти серологический контроль, при успешном результате которого врачи могут надеяться, что хранящаяся у них кровь данного донора является «чистой». По крайней мере, подобного регламента требуют формальные внутренние предписания. Но так ли это на самом деле? Всегда ли данные правила применяются медиками?

Шокирующую правду об истинном положении вещей относительно забора, проверки и карантинизации донорской крови раскрывает профессор Валерий Максимов (председатель попечительского совета фонда «Служба крови – людям», заслуженный деятель науки России, академик РАМТН). Он сообщает следующие факты:


«Отрицательный анализ на вирусные инфекции, сделанный в момент забора крови у донора, не гарантирует отсутствие в крови возбудителей этих заболеваний. Антитела, по наличию которых проводится такой анализ, в крови человека появляются не сразу: может пройти полгода, прежде чем они образуются в достаточном количестве. Донор, сдавший кровь, должен вернуться через 6 месяцев для повторного анализа. Все это время его плазма, которую длительное время можно хранить в рефрижераторе, находится в карантине, и только после подтверждения анализа может использоваться для переливания реципиентам. К сожалению, это правило в нашей стране выполняется далеко не всегда. Многие нерегулярные доноры, сдав кровь и получив вознаграждение, просто исчезают. Плазма крови, полученная от них, зачастую незаконно продается по более низкой цене и, пройдя через перекупщиков, попадает в лечебное учреждение. […]Не более 15% [донорской крови] подвергается карантинизации. Значительная доля всей переливаемой крови поступает от случайных доноров, сдающих кровь нерегулярно. Очень большая часть компонентов крови, поступающих в лечебные учреждения, проходит через перекупщиков, которые не заботятся о соблюдении правил хранения и транспортировки, и в результате они доходят до пациента фактически в испорченном виде. Наконец, в нашей стране пока нет ни одного предприятия по противовирусной обработке донорской крови. Можно подвести печальный итог: на данный момент ни один россиянин не застрахован от заражения при переливании крови и ее компонентов» (В.А. Максимов, «Медицинский вестник», «Безопасность крови и ее компонентов»).


«В России плазма проходит карантин, но не везде. Пока трудно оценить, какая часть заготавливаемой в РФ донорской крови подвергается карантинизации и сколько случаев заражения инфекциями удается таким образом избежать. Тем не менее эксперты считают, что абсолютной эффективности карантинизации плазмы ожидать не приходится: это только полумера, поскольку диагностические методы тестирования крови не обеспечивают гарантированного выявления инфицированных доноров. Неизбежны также технические ошибки, нет уверенности, что каждый донор после кроводачи будет находиться в поле зрения медиков» («Переливание долго хранившейся крови опасно для жизни»)  http://www.demoscope.ru/weekly/2008/0327/gazeta08.php

Итак, мы оказываемся перед крайне неприятным фактом. С одной стороны, нам указывают на методички с правилами об обязательной карантинизации донорской крови на период полугодового серонегативного окна, намекая на то, что реципиентам бояться нечего. С другой – мы начинаем понимать, что описанное в правилах далеко не всегда является таковым в реальности! Как писал небезызвестный граф Лев Толстой, «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. А по ним идти…» Если, согласно признанию специалиста, в карантин определяется лишь 15% взятой у доноров крови, то страшно себе представить, что за «чистая» и «проверенная» кровь вливается в организм пациентов!

Собственно, уверение медиков, что безопасность забранной крови проверяется за счет повторной явки донора через полгода, вызывает глубокие сомнения само по себе. Уже хотя бы потому, что данное правило может относиться исключительно к постоянным донорам. При этом, нет никакой гарантии, что подобные лица обязательно через полгода предстанут перед лицом работника станции переливания крови для повторного скрининга. Может быть масса причин, по которым донор не сможет этого сделать. 

Ситуация представляется еще более критической, учитывая признание, что «значительная доля всей переливаемой крови поступает от случайных доноров», которые «сдав кровь и получив вознаграждение, просто исчезают». А ведь еще в 2007 году главный государственный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко признал: «Сегодня риск заражения СПИДом при переливании крови постоянно растет. Сдавать кровь часто приходят люди, которые не знают о статусе ВИЧ-положительных. Иногда приходят наркоманы».


Возникает резонный вопрос: а что, собственно, происходит с забранной кровью случайных доноров после того, как период ее хранения достиг предельного срока, но повторно проверить ее донора не представляется возможным? Если учитывать, что на сегодняшний день в России крайне тяжелая ситуация с донорами (по статистике, в два-три раза меньше, чем того требовалось бы), очень маловероятно, чтобы столь востребованный продукт как кровь просто бы вылили в унитаз. Тем более, что, по словам академика А.И. Воробьева, «переливание крови стоит десятки тысяч рублей». Согласно утверждению академика Максимова, «плазма крови, полученная от них, зачастую незаконно продается по более низкой цене и, пройдя через перекупщиков, попадает в лечебное учреждение». Согласитесь, малоприятное откровение!


«На черном рынке, куда поступает большая часть "жидкости", суммы за "драгоценный товар" превышают больничные во много-много раз. Так, например, литр плазмы на нем стоит от 3 до 15 тыс. руб. Причем продают не всегда чистую кровь – больницам ничто не мешает продавать кровь, не протестированную на инфекции. Оборот такого рынка - миллионы долларов» («Черный рынок донорской крови») http://news.bcm.ru/medicine_and_health/2011/1/18/19321/1

В этой связи показательна констатация факта, озвученная на сайте Межрегиональной общественной организации содействия пациентам с вирусными гепатитами «Вместе против гепатита»:


«К сожалению, ситуация с донорством в России обстоит далеко не самым лучшим образом: крови и препаратов крови постоянно не хватает. Даже в Москве, если пациенту в ходе плановой операции требуется переливание крови, клиники полуофициально просят родственников сагитировать друзей и знакомых стать донорами. А что происходит в отделенных и депрессивных регионах можно только гадать. Естественно, сложно гарантировать вирусную чистоту такой крови».  http://www.protivgepatita.ru/news/news-in-treatment/256-2015-01-13-00-07-05

Кстати, руководитель проектов общественной организации «Вместе против гепатита» Зоя Карева на одном из сайтов, занимающихся популяризацией донорства, поделилась наглядными примерами относительно ситуации с донорской кровью. В комментарии к статье с привычными уверениями о том, что переливание крови – дело исключительно безопасное, она озвучила следующие факты: 


«Я (представитель пациентской организации «Вместе против гепатита») сильно сомневаюсь, что риск передачи гепатита С или В так низок при переливаниях. Вы ведь лучше меня знаете, что у нас крайне низкое количество постоянных доноров. А значит, зачастую переливают кровь, взятую впервые. Как бы не кричали, что "только проверенную". Я лично знаю человека, которому влили в 2005 году гепатит С с кровью. И более того, врач сказал: "Требуются переливания. Готовьтесь, что с высокой долей вероятности, заразим гепатитом С или В, а то и обоими вместе взятыми". А это не мудрено. Ведь по статистике, в нашей стране около 8 млн инфицированными гепатитами С и В. Для сравнения, ВИЧ-инфицированных меньше миллиона стоит на учёте. Онкобольных - около 3 миллионов. Просто мы мало слышим про гепатиты В и С. А если слышим - то зачастую какую-то ахинею. И самое печальное, что эту ахинею распространяют порой сами медики. Например, лично я услышала от сотрудника Донорского центра при центре им. Бакулева, что гепатит С - болезнь наркоманов и проституток. А ведь заразится в нашей стране может любой - у стоматолога, при операциях, на маникюре, и при переливаниях, к сожалению, но факт».

Ответ автора той статьи был тоже откровенен: 


«[Наш сайт] не имеет отношения к заготовке, обработке, хранению и переливаниям крови, наша задача как проекта - замотивировать пользователя ресурса прийти на кроводачу к дверям СПК, все что далее делается - это компетенция работников МинЗдрава. Соответственно, мы можем лишь знать кое-что чуть больше, чуть меньше, чем рядовые пользователи». http://donorsearch.livejournal.com/15267.html

Как следует из этого примера, зачастую даже красноречивые агитаторы переливания крови как «безопасного» способа лечения не обладают полной информацией о предмете своей агитации. По собственному признанию, они просто стремятся «замотивировать» слушателя стать донором, ради этого жертвуя объективностью подхода и утверждая то, чего сами до конца не понимают.






Между тем, вопрос карантинизации донорской крови имеет еще один важный нюанс. Строго говоря, карантину подвергаются не все компоненты крови, а только плазма (в замороженном состоянии). Такие донорские компоненты, как эритроциты, тромбоциты и лейкоциты, карантин не проходят, так как не пригодны для длительного хранения по причине быстрой потери своих свойств. Принцип проверки на «вирусную чистоту», как с плазмой, в случае данных компонентов уже не применим. В виду этого медики переливают реципиенту эти компоненты без возможности быть до конца уверенными, что в них отсутствуют опасные вирусы.   


«[Плазму] можно хранить без потери активности белков вплоть до того момента, когда донор придет вновь сдавать кровь. Если его плазма будет свободна от вирусов, ее оставляют на хранение, а используют сохраненную... Клеточные элементы крови сохраняются хуже: эритроциты (по российским правилам) – до восьми дней, тромбоциты – сутки. Об использовании лейкоцитов (наиболее вирусоопасного компонента крови) идет дискуссия» (Ф.П. Филатов, д.б.н., зав. лаб. вирусологической диагностики Института переливания крови Гематологического научного центра РАМН). 

«Конечно, существует обязательный карантин. Но некоторые препараты крови, скажем эритроциты, должны переливаться свежими. Таким образом, невозможно быть уверенным, что вместе с донорской кровью не получишь заболевание, передающееся через кровь» (Сайт Межрегиональной общественной организации содействия пациентам с вирусными гепатитами «Вместе против гепатита»).



Интересно, что в вышеупомянутой статье с агитационного донорского сайта по этому поводу давалось красивое объяснение:

«С тромбоцитами все сложнее. Их невозможно хранить так же долго как плазму. Их нужно переливать очень быстро. Как же при таком раскладе снизить риск инфекций? Брать тромбоциты у проверенных доноров, у тех, кто со строгой периодичностью сдает анализы. И может подтвердить безопасность своей крови».

Видимо, автор и в этом случае не особо позаботился о том, чтобы согласовать свои слова с реальной практикой. «Проверенные доноры», «строгая периодичность», «подтверждение безопасности своей крови»… Звучит красиво, но все же крайне оторвано от реальности. 

На практике станции переливания крови не ставят подобных рамок для доноров. Компоненты крови (например, тромбоциты) может сдать практически каждый желающий, при условии, что у него при первичном осмотре не обнаружат серьезных проблем. И для этого вовсе не обязательно быть постоянным, «проверенным донором».

Вот как этот момент объясняется на целом ряде донорских сайтов:

«Сдавать кровь на тромбоциты можно 12 раз в год... Донором тромбоцитов может стать любой здоровый человек в возрасте до 50 лет. Для того чтобы узнать, где именно нужна ваша кровь, можно обратиться напрямую в ближайшую больницу или на станцию переливания крови. Кровь нужна всегда и везде... Если нужно, позвоните непосредственно в клинику и уточните, когда и куда приходить. Сдача крови на тромбоциты происходит в два приема. Сначала у вас возьмут кровь на анализ. Сдавать анализ нужно натощак. Результат анализа можно узнать на следующий день по телефону. Если все нормально и в анализах нет никаких отклонений, в течение семи дней вас пригласят на сдачу крови. Результаты анализа крови при желании можно получить на руки, если вам это нужно, — сообщите об этом врачу. Непосредственно в день сдачи крови с вами побеседует врач, проведет осмотр и измерит давление. Донор должен быть здоровым. Если у вас, например, анемия, то сдача крови может вам повредить. По результатам анализа и осмотра врач вынесет вердикт — можете ли вы стать донором».

Вот, собственно, и все. Как видим, донором компонентов крови может стать по сути любой человек, которого посчитают здоровым. Разумеется, никаких основательных проверок вроде полугодового карантина крови, в данном случае проводиться не будет. А, как мы уже знаем, первичный анализ крови далеко не гарантирует отсутствие в ней опасных вирусов. После быстрого скрининга, в день осуществления донации врач лишь померит у донора давление и сделает общий осмотр, и – вуаля! – «безопасный» донор одобрен. Причем, такой донор может в дальнейшем сдавать кровь на тромбоциты ежемесячно. Понятно, что компоненты его крови будут тут же использованы для трансфузии и влиты реципиенту. Такая практика по уровню риска и отсутствию каких-либо гарантий напоминает «русскую рулетку». При том, что в России носителями того же вируса гепатита С официально считаются миллионы человек, угадайте, насколько велик шанс, что среди доноров окажется один из этих миллионов? И скольких пациентов каждый месяц в силах заразить один донор, у которого вдруг обнаружится данный вирус?

Насколько ужасающе звучит это откровение, если учитывать признание одного специалиста, что «гепатитом С у нас, по приблизительным оценкам, заражены около 10 миллионов человек»! (Член-корреспондент РАН Г. Иваницкий, «Наука и жизнь», «Переливание крови: против, за и альтернатива»).

А теперь сравните это с нижеприведенными данными:
«В России, к сожалению, потенциальная опасность передачи вирусных инфекций при переливании донорской крови или использовании приготовленных из нее препаратов остается весьма высокой. Около 20-30% доноров-носителей вируса гепатита В и С, ВИЧ-инфекции не выявляется на ранних стадиях заболевания» («Переливание долго хранившейся крови опасно для жизни»)   http://www.demoscope.ru/weekly/2008/0327/gazeta08.php

Вы можете себе представить ту глобальную потенциальную угрозу, которую в себе таит переливание свежих компонентов крови, при котором в период «слепого окна» просто невозможно технически выявить опасные вирусы? Если только официально (!) до трети доноров с вирусами гепатита или ВИЧ в крови в подобных случаях могут беспрепятственно одобряться медиками как «безопасные», а их кровь переливаема пациентам, просто представьте, сколько людей, выписавшихся из больниц, возвращаются домой, даже не подозревая, что оказались зараженными?!


Профессор Валерий Максимов указывает и на другой опасный вирусный возбудитель, который довольно часто обнаруживается в крови доноров: 


«Одним из наиболее распространенных вирусов является цитомегаловирус, который присутствует у 50–80 % доноров в латентной форме. При переливании донорских клеточных концентратов или плазмы с примесью лейкоцитов, превышающих 1×106 в дозе, у пациента может развиться ЦМВ-инфекция. Она весьма распространена как в России, так и во всем мире. При переливании крови, положительной на ЦМВ, до 18 % взрослых и до 80 % детей получают эту инфекцию» (В.А. Максимов, «СанЭпидемКонтроль». «Инфекционная безопасность донорской крови и ее компонентов»).

На этом фоне уже не кажутся преувеличением слова директора клиники «Семейный врач» Владимира Лукьянченко: 


«Гарантировать, что кровь абсолютно безопасна в отношении ВИЧ-инфекции, не может никто. В странах СНГ на некоторых станциях переливания крови предлагают считать каждого пациента, которому перелили кровь или компоненты, потенциально ВИЧ инфицированным. Вопрос: Желали бы вы пополнить список потенциально ВИЧ инфицированных в своей стране?» http://blog.meta.ua/users/i3033260/posts/i1057299/






Известная пословица гласит: «Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет». Перефразируя ее, можно сказать: сколько бы медики не говорили: «Кровь, вливаемая больным, проверена и чиста от вирусов», увы, реальное положение вещей выглядит иначе. Одним из ярких примеров тому служит ситуация с больными гемофилией. Чем он показателен? Тем, что людям, относящимся к данной группе, регулярно делают переливание крови. Соответственно, на их примере можно проследить насколько обоснованы уверения медиков, что случаи вирусного заражения посредством гемотрансфузии, имеют якобы крайне низкий процент. Обратим внимание на признание самих же медицинских специалистов:


«В России 98% больных гемофилией, нуждающихся в регулярном переливании крови, заражены гепатитом» («Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови»)https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0 

«Эти люди рискуют особенно сильно. По данным той же коллегии Минздравсоцразвития РФ, до 80—90% пациентов с гемофилией заражаются вирусными инфекциями именно через компоненты донорской крови в первый год терапии основного заболевания» (Валерий Максимов, председатель попечительского совета фонда «Служба крови – людям», заслуженный деятель науки России, профессор, академик РАМТН).

«Мы твердо знаем, что переливание крови опасно. Мы заражаем своих пациентов, и заражаем часто. Мы знаем, что среди детей, больных гемофилией, нуждающихся в лечении криопреципитатом, ко взрослому возрасту не остается ни одного, которого бы не заразили гепатитом» (А. И. Воробьев,  директор Гематологического научного центра РАМН. Цитата по И. Назаренко «Эксперт здоровья»).

«Это небольшая группа людей, постоянно пользующихся препаратом, который делают из крови. Абсолютное большинство из них инфицировано гепатитами. Александр Шмило, председатель Всеукраинского общества больных гемофилией, считает: "Среди людей, больных гемофилией в Украине, не менее 85% имеют гепатит С и 99% - гепатиты А или В". По нашей просьбе были сделаны звонки мамам десяти детей, больных гемофилией. По случайной выборке. Это - не репрезентативное исследование, но его результаты поражают. Из десяти детей пятеро оказались больны гепатитом В, трое - гепатитом С, один ребенок - гепатитом В и С одновременно. Еще один ребенок на гепатит никогда не обследовался» (Александр Акименко, бюро журналистских расследований) http://www.gorod.cn.ua/news/gorod-i-region/7042-uzhe-seichas-pri-perelivanii-krovi-vas-mogut-zarazit-gepatitom.html

Как видим, предоставленные специалистами шокирующие данные вступают в полное противоречие с заверениями о мизерной вероятности вирусного заражения через переливание крови. Если кровь, как говорят агитаторы гемотрансфузии, проверена и безопасна, то почему львиная доля больных гемофилией, которым вливают «проверенную» донорскую кровь, по признанию самих же медиков, заражается уже «в первый год терапии»? Если верить врачам-оптимистам, то таких фактов при всем желании просто не должно было наблюдаться! Кровь же «проверенная, чистая и безопасная»! 

Увы, факты свидетельствуют об обратном. И эти факты не принято доносить до широкой общественности. Некоторые медики пытаются делать хорошую мину при плохой игре, не рискуя освещать непопулярную (если не сказать – ужасающую) информацию о масштабах инфицирования больных при переливании крови. Но достаточно задать себе простой вопрос: если сами же специалисты предупреждают о высокой опасности получения вместе с кровью вирусного заражения, почему кто-то должен считать, что лично ему при переливании крови опасаться нечего? В самом деле, почему?!





2) ОГРАНИЧЕННОСТЬ ТЕСТА КРОВИ


Когда медики говорят о проверке крови на вирусы, в действительности речь идет о ее тестировании лишь на несколько стандартных видов. По словам директора Российского НИИ гематологии и трансфузиологии ФМБА РФ Евгения Селиванова, согласно российской нормативной базе, скрининг тест-систем направлен на выявление только ВИЧ-инфекции, гепатитов В и С и сифилиса. В то же время Селиванов признает, что с кровью может переноситься от 30 и более болезней.

«Существуют около 60-ти инфекций, которые могут передаться с перелитой кровью или ее компонентами, но государство обязывает исследовать кровь только лишь на некоторые инфекции. В разных государствах — от 4 до 7. За заражение при переливании оставшимися более 5 десятков, не установлено никакой юридической ответственности» (Владимир Лукьянченко, руководитель клиники «Семейный врач»). 

«Бескровные методики должны динамично внедряться в акушерско-гинекологическую практику, — считает профессор Аида Абубакирова, представляющая мнение Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, — поскольку кровь - носитель 150 вирусов, а тестируются только единичные» («Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови»)  https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0
  
«"Букет инфекций" все растет: вирус герпеса, инфекционный мононуклеоз (вирус Эпштейна-Барра), токсоплазмоз, трипаносомоз (африканская сонная болезнь), лейшманиоз, бруцеллез (мальтийская лихорадка), филяриатоз, колорадская клещевая лихорадка... Беженцы и иммигранты, крайне нуждающиеся в деньгах, готовы сдавать кровь по низким ценам, что представляет большую опасность, так как в их крови могут скрываться специфические региональные инфекции. Их обычно пропускают при тестировании» (Член-корреспондент РАН Г. Иваницкий, «Наука и жизнь», «Переливание крови: против, за и альтернатива»).

По признанию зав. лаборатории вирусологической диагностики Института переливания крови Гематологического научного центра РАМН Ф.П. Филатова, упомянувшего широкий перечень инфекций, передающихся человеку через гемотрансфузию, «российские нормативные документы не предписывают анализ донорской крови на возбудителей этих инфекций».


«Инфицированность крови. Эта опасность увеличивается с каждым годом, причём если раньше опасались главным образом загрязнения крови бактериями и вирусом гепатита В, то сегодня это ВИЧ-инфекция, мегаловирусы, гепатит С и прочие гепатиты, на которые скоро не хватит букв латинского алфавита. И это не гипотетическая опасность, а совершенно реальное заражение» (А.П. Зильбер, д-р медицинских наук, академик).

«Драматичная ситуация связана с гепатитом (поражением печени). Его мягкая форма (тип A) известна давно. Между тем было замечено, что через донорскую кровь распространяется более тяжёлая форма гепатита. Наконец, этот вирус удалось идентифицировать (тип B). Но люди продолжали заболевать гепатитом, переносимым уже проверенной донорской кровью. По статистике таких стран, как Израиль, Испания, Италия, США, Швеция и Япония, им заболевали от 8 до 17 % тех, кому переливали кровь. Но это был уже другой вирус гепатита — C. Его также через несколько лет научились тестировать, но успокаиваться было рано. Итальянские исследователи сообщили ещё об одном вирусном мутанте гепатита — вирусе D. В ноябре 1989 г. «Бюллетень медицинского факультета Гарвардского университета» сообщил: «Можно опасаться, что A, B, C, D — это ещё не весь алфавит вирусов гепатита». И это так, поскольку уже появились вирусы E, F и G. Возможны и другие сюрпризы. «Букет инфекций» может быть гораздо шире: вирус герпеса, инфекционный монокулёз (вирус Эпштейна-Барра), токсоплазмоз, трипаносомоз, лейшманиоз, бруцеллёз, филяриатоз, колорадская клещевая лихорадка и т.д. и т.п.» (В.К. Калнберз, академик РАМН, почетный член международных научных сообществ травматологов. «Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови»)  https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0 


Работникам станций переливания крови остается лишь подтвердить вышеозвученные данные. Алла Одинцова, заместитель главного врача Царицынской СПК констатирует факт:


«Появляются новые вирусы. Если сравнивать ситуацию, которая была 15 лет назад, то, конечно, кровь сейчас другая. Например, стало намного больше гепатитов» (МК, «В случае опасности –разморозить!») http://www.mk.ru/social/health/interview/2009/09/13/349653-v-sluchae-opasnosti-razmorozit.html


«Никто не может гарантировать стопроцентную безопасность донорской крови. Всегда будут появляться новые инфекции, которые невозможно будет выявить с помощью имеющихся тестов» (Питер Каролан, старший сотрудник Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца).





Помимо вирусологической опасности переливания крови следует упомянуть и крайне высокий процент вероятности получения реципиентом вместе с донорской кровью болезнетворных грибков, гельминтов и прочих видов паразитов. Современной науке известны свыше 250 видов паразитов, которые могут обитать в человеческом организме. Попав в процессе гемотрансфузии в организм человека, паразиты в дальнейшем могут вызвать серьезные болезни (в частности, аллергию, астму, гепатит), а также провоцировать разрушение целостности органов и тканей, и в конечном счете приводить к смерти.

Разумеется, на станциях переливания крови традиционно висят длинные ознакомительные списки заболеваний, носители которых не должны сдавать свою кровь. В них включаются те, кто имеет или имел когда-то проблемы, в частности, с туберкулезом, злокачественными изменениями (опухолями), заболеваниями крови и кроветворной системы, проявлениями кожных болезней, злоупотреблением алкоголем или иными препаратами, и так далее. Но абсолютно понятно, что сколько-нибудь серьезной проверки каждого донора на подобные многочисленные риски проводится не будет.   

Что эти факты означают в реальности? То, что, предлагаемая пациенту для переливания т.н. проверенная, «чистая» кровь, в действительности проверена на наличие лишь нескольких видов вирусов, совершенно не гарантируя при этом чистоту от множества других (не говоря уже о грибках и паразитах). Такая ситуация еще сильнее напоминает игру в «русскую рулетку» с потенциальным риском заразиться множественными видами болезней. Не удивительно, что по признанию директора Российского НИИ гематологии и трансфузиологии ФМБА РФ Евгения Селиванова, «всегда есть риск заражения… Самая безопасная доза крови та, которая не перелита».



Стоит ли в виду этих обстоятельств удивляться, что сами врачи проявляют значительный пессимизм, когда речь заходит о переливании крови им самим или их знакомым? Так, П.М. Насанчук (главный врач станции переливания крови Департамента здравоохранения Москвы) не стал оспаривать утверждение журналиста, что «сегодня люди боятся переливать кровь; да и врачи отказываются от переливания крови, если речь идет об их родственниках или знакомых». Он признал: «Такая проблема существует, и она не лишена оснований. Мы не можем на сто процентов обеспечить вирусную безопасность донорской крови».   http://rg.ru/2004/06/23/donor.html


«В своей врачебной практике я еще ни разу не встретил врача, который бы без колебаний влил бы кровь себе или своим близким» (Владимир Лукьянченко, Директор клиники «Семейный врач»).



Уместно задаться вопросом: если врачи прекрасно осведомлены об опасности передачи с донорской кровью десятков видов других вирусов и паразитов, почему нормативные тесты направлены на выявление лишь некоторые из них? Почему бы не расширить линейку обязательных тестов для сдаваемой крови? Ответ дает член-корреспондент РАН Г. Иваницкий:


«Это приведет к небывалому подорожанию донорской крови. Международная цена одной ее порции для трансфузии уже колеблется от 150 до 200 долларов (в зависимости от группы крови). Причем для пациентов цена из-за тестов и страховок обычно удваивается, то есть составляет около 300-400 долларов» (Член-корреспондент РАН Г. Иваницкий, «Наука и жизнь», «Переливание крови: против, за и альтернатива»).

«Риск появления новых трансмиссивно-значимых инфекционных агентов сохраняется, их лабораторная диагностика либо запаздывает, либо экономически неоправданна» (М.П. Потапнев, В.Ф. Еремин «Инфекционная безопасность донорской крови: проблемы и решения»).

«Для того чтобы проводить тщательное тестирование крови, нужно дорогостоящее оборудование и высококвалифицированный персонал. И то и другое требует значительных финансовых вложений, которых всегда не хватает» (И. Назаренко «Эксперт здоровья»).


Другими словами, экономя на стоимости донорской крови, медицинское сообщество откровенно жертвует безопасностью тех, кому эта кровь в итоге будет перелита. Неудивительно, что сами врачи не рискуют использовать гемотрансфузию в случае собственного лечения. 



3) УСЛОВНОСТЬ СТАТИСТИКИ




Озвучиваемая временами статистика о минимальном числе заражений реципиентов вирусом ВИЧ-инфекции или гепатита, как правило, включает в себя лишь случаи, официально зафиксированные либо в период непосредственного пребывания больного в медицинском учреждении, либо сразу же после выписки. То есть те случаи выявления занесения в организм пациента опасных вирусов, что были сделаны, что называется, по горячим следам. Однако истинное положение вещей, как правило, выявляется лишь спустя некоторое время после возвращения больного домой: от нескольких месяцев – до нескольких лет.   

По словам доктора медицинских наук, профессора В.Д. Слепушкина, «существующие опасности переливания донорской крови и ее основных компонентов могут проявиться только после того, как пациент будет выписан из лечебного учреждения». 


«Инфекции, проходящие бессимптомно и сопровождающиеся вирусоносительством и следами пребывания патогенного вируса (так называемыми вирусными маркерами) в кровяном русле, наиболее опасны при переливаниях крови. Патогенность персистирующего вируса заключается в отдаленных последствиях инфекции, которая в случае ВИЧ-носительства приводит к СПИДу, а в случаях вирусных гепатитов – к циррозу и первичному раку печени… Ни один из самых современных методов не может сегодня абсолютно точно указать на источник инфицирования реципиента. Ведь до развития первых регистрируемых признаков инфицирования проходит достаточно много времени» (Ф.П. Филатов, д.б.н., зав. лаб. вирусологической диагностики Института переливания крови Гематологического научного центра РАМН). 






Помимо этого, следует учитывать, что далеко не все жертвы переливания крови могут быть в курсе того, что во время операции им был занесен опасный вирус. Академик РАМТН Валерия Максимова подчеркнул это обстоятельство следубщим образом:


«Сегодня в нашей стране проживают тысячи людей, заразившихся ВИЧ, вирусными гепатитами, цитомегаловирусной инфекцией и другими заболеваниями в результате переливания крови, причем многие из них еще не подозревают о наличии у себя заболевания. Точная официальная статистика по распространению инфекций этим путем в России пока отсутствует» («Медицинский вестник», «Безопасность крови и ее компонентов»).

Впрочем, не каждый заразившийся в результате гемотрансфузии готов пойти на длительные утомительные тяжбы с врачами, к тому же, без особых шансов на победу. Доказать, что вирус был занесен в организм человека непосредственно на операционном столе, а не где-нибудь и когда-нибудь потом, после выписки, - архисложная задача. Тем более, когда врачи всеми силами могут утверждать обратное. Много ли мы слышим в новостях о судебных процессах, в которых медики признают свою вину в инфицировании пациенты через переливание крови? Отнюдь. 





В этой связи показателен пример процесса, проходившего в Екатеринбурге по иску трех женщин-пациенток элитной клиники, в которой им в 2011 году через донорскую кровь был занесена ВИЧ-инфекция. Лишь в 2016 году удалось-таки доказать вину медиков и привлечь клинику к ответу. Причем, как выяснилось, донором оказалась ВИЧ-инфицированная санитарка самой клиники. Но что еще больше шокирует, так это то обстоятельство, что число реальных зараженных потенциально могло превышать 100 человек! Именно столько других женщин в тот период проходило аналогичное лечение в клинике. Знают ли эти пациенты об этом? Если да, будут ли они и другие подобные лица, внесены в статистику инфицированных через гемотрансфузию, если они, в свою очередь, не подали жалобы на врачей? Судя по всему, нет. Статистика такие примеры старательно умалчивает.  http://www.spb.aif.ru/health/situation/zarazitsya_ot_donora_v_pitere_pacientu_perelili_vich-inficirovannuyu_krov


«Мы нашли подтверждение многочисленным жалобам больных, которые считают, что их инфицировали во время переливания… Жалоб, что после переливания крови появились болезни, множество. Речь идет о сифилисе, ВИЧ и чаще всего - о гепатите» (Александр Акименко, бюро журналистских расследований) http://www.gorod.cn.ua/news/gorod-i-region/7042-uzhe-seichas-pri-perelivanii-krovi-vas-mogut-zarazit-gepatitom.html


Итак, говоря простым языком, когда мы слышим заверения, что установленных случаев заражений инфекцией в результате переливания крови – относительно небольшой процент, следует понимать, что к такой статистике относятся только официально зафиксированные случаи. И только те, что были отмечены непосредственно при нахождении или сразу по выписке больного из лечебного учреждения, либо доказаны в судебном порядке. Однако, по признанию самих же медицинских специалистов, если реципиент в процессе гемотрансфузии получил зараженную кровь, признаки данного заражения, как правило, начнут проявляться заметно позже его возвращения домой. Ведется ли учет подобных фактов и включаются ли они в вышеупомянутую статистику, если сами врачи не признают вину в инфицировании реципиента? Разумеется, нет. Даже если подобный пострадавший решит подать жалобу на врачей, переливших ему «грязную» кровь, доказать их вину в этом случае будет крайне тяжело. Спустя несколько месяцев или даже лет будет трудно подтвердить, что это заражение было получено именно тогда, в операционной, а не после выписки и при иных условиях. В конце концов, не зря же перед переливанием крови пациенту предлагается подписать документ о добровольном согласии на проведение данной операции.   


4) КОМПЛЕКС ПРОБЛЕМ



Чреватость переливания крови далеко не ограничивается вышеперечисленными факторами. Руководитель Института бескровной медицины и хирургии (США, штат Нью-Джерси) доктор Арие Шандер предостерегает даже от предварительной консервации собственной крови:


«Я бы не советовал совершать такие манипуляции. Малейшая оплошность — и вы внесёте в организм какой-нибудь вирус или бактерии. Если есть возможность не позволять вашей крови соприкасаться даже со стерильными медицинскими аппаратами и приборами, не упускайте её. Переливание крови в данном случае всё равно, что игра в русскую рулетку, где каждая единица крови — пуля» («Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови»)  https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0 




Даже если условно принять, что реципиенту крупно «повезет» и ему будет перелита абсолютно «чистая» от вирусов, бактерий и паразитов кровь, автоматически поднимается другая проблема. Из-за необычайно сложного состава ученые считают кровь уникальным органом, единственным органом в жидком виде. Но именно в силу этой особенности кровь, вливаемая в организм другого человека, воспринимается последним как генетически чужой орган. Естественная реакция иммунной системы организма реципиента на такое вмешательство извне – попытка отторжения, порой приводящего к гемолитическому шоку. Даже если удается избежать столь резкой реакции иммунной системы на гемотрансфузию, то такие симптомы как жар, озноб, тошнота и различные аллергические реакции есть обычная реакция на получение организмом чужеродной крови.

Те, кому переливают чужую кровь, подвергают себя значительному риску. Как сообщается в одном журнале, «как правило, иммунная система отторгает чужеродную ткань. В некоторых случаях переливание крови приводит к подавлению естественных иммунных реакций. Когда иммунитет подавлен, организм больного становится более уязвимым к послеоперационным инфекциям, а также к вирусам, которые до этого никак себя не проявляли». 


«Проблема в том, что своя, родная [кровь], никогда не бывает похожей на полученную извне, которая вместо исцеления может подарить большие неприятности» («Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови»)  https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0 

«Группы крови - их 4 , плюс 2 подгруппы, -  и резус-фактор не исчерпывают все иммунологические различия между людьми. Поэтому, даже правильно совмещенная кровь in-vitro может дать иммунные осложнения. Подобрать кровь, идеально подходящую по всем иммунным маркерам невозможно, если только от однояйцевого близнеца. Бывает так, что даже кровь родителей не всегда является наиболее подходящей для их ребенка. Ведь кровь - это ткань, и то, что пациенты с пересаженными органами вынуждены всю жизнь принимать лекарства, подавляющие иммунитет, знают все» (П.А. Муратов, врач-реаниматолог, Санкт-Петербург. ReligioPolis, «Чужая кровь»).

«Сейчас не вызывает спора мнение, что не бывает абсолютно одинаковой крови у 2-х разных людей, подобно тому, как не бывает одинаковых отпечатков пальцев. Кровь также индивидуальна, как индивидуальна человеческая личность» (Владимир Лукьянченко, директор клиники «Семейный врач»).



В. Лукьянченко также обращает внимание на другой важный нюанс:


«Кровь является таковой, когда она находится в организме. Покидая организм, она становится «вредной агрессивной жидкостью». Кровь — особая ткань организма, она «умирает» сразу же, покинув организм. Вера в то, что кровь спасает — это всего на всего лишь вера врача. Но подтверждена ли эта вера фактами? Вопрос: Готовы ли Вы полностью вручить свою жизнь в руки врача, который убежден, что вам следует перелить кровь?»

«При переливании крови и ее компонентов опасность представляет не только наличие возбудителей заболеваний, но и такие образования, как микроскопические сгустки, агрегаты. Они образуются при хранении и транспортировке компонентов крови, особенно если перед этим не была проведена лейкофильтрация. Попадая в кровоток реципиента, они могут вызывать тяжелые реакции: сильное повышение температуры, эмболии, вплоть до летального исхода» (Профессор Валерий Максимов, академик РАМТН, «Медицинский вестник», «Безопасность крови и ее компонентов»).

«Консервированная кровь после замораживания и хранения не способна транспортировать кислород подобно свежей, — объясняет д-р Шандер. — Мы только сейчас начинаем понимать, что на самом деле означает переливание» («Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови»)  https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0

«Только сейчас, на рубеже веков стало очевидно, как опасна чужая кровь. И как только врач собирается её перелить, он должен отдавать себе отчёт в том, что кровь, которая извлечена из русла донора не идентична той, которая вытекла у больного[…] Немедленно после взятия крови у донора в ней активируются тромбоциты, появляются микросгустки и то, что переливается пострадавшему, уже не кровь, а некая иная субстанция, особый препарат» (А.И. Воробьёв, директор Гематологического научного центра РАМН. «Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови») https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0

«Донорскую кровь лишь с большой натяжкой можно назвать кислородоносителем, поскольку при хранении ферментная система эритроцитов настолько нарушается, что имеющийся в них гемоглобин практически не способен к связыванию и переносу кислорода. Таким образом, идя на поводу старых традиций, мы создаём всего лишь ширму в виде увеличения концентрации гемоглобина, тогда как сама сцена остаётся голой. Переливание донорской крови, по выражению академика А. И. Воробьёва, заболачивает капиллярную систему, особенно — лёгочной ткани. Лёгкие, по его образному выражению, превращаются в "эритроцитарное болото"» (Слепушкин В. Д., Журнал «Религия и право», 2004, № 2. «Свидетели Иеговы и переливание крови»).


Одним из негативных последствий гемотрансфузии является т.н. «синдром острого повреждения легких (СОПЛ) — это опасная для жизни иммунная реакция организма, вызванная переливанием крови. Впервые этот синдром был зарегистрирован в начале 1990-х годов. Каждый год он уносит жизни сотен человек. Но по оценкам специалистов смертность от СОПЛ гораздо выше, поскольку многие врачи не могут распознать симптомы. Хотя причина иммунной реакции до конца не ясна, в журнале «Нью сайентист» делается предположение, что причиной этого синдрома становится кровь, «взятая у доноров, которым раньше переливались разные группы крови, например, ...у людей, многократно подвергавшихся переливанию». По некоторым данным, СОПЛ — одна из главных причин смерти в результате переливания крови в Соединенных Штатах и Великобритании». 

«Другая реакция на введение донорской крови - понижение устойчивости организма к инфекциям. Это установлено достоверно. Опасность возникновения послеоперационной инфекции пропорциональна числу единиц введенной донорской крови. Это усугубляет состояние ослабленного операцией больного» (Член-корреспондент РАН Г. Иваницкий, «Наука и жизнь», «Переливание крови: против, за и альтернатива»).

Исходя из признаний врачей, можно прийти к выводу, что кровь является самым опасным применяемым при операциях «лекарством» с непредсказуемыми последствиями. 


«По мнению некоторых врачей, аллогенная кровь [кровь, взятая у другого человека] — опасное лекарство, и, если бы к ней предъявлялись такие же требования, как к другим лекарствам, кровь сразу бы запретили» (Dailey’s Notes on Blood, медицинский справочник). 

«По мнению шведского профессора Б. Лисандера (университетская клиника г. Линчёпинг), кровь — самое опасное из используемых в медицине веществ. Она подобна отпечаткам пальцев. Не бывает двух совершенно одинаковых типов крови» («Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови»)  https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0
 
«Кровь признана самым опасным медицинским препаратом в мире. Каждый пациент, несомненно, желал бы получить самое лучшее и качественное лечение. Вопрос: Пожелали бы вы включить в перечень медикаментов, которые будут использованы для вашего лечения, средство, которое классифицируется, как самый опасный препарат в мире? Задайте этот вопрос своему лечащему врачу и попытайтесь получить вразумительный аргументированный ответ […] В большинстве своем медицинская общественность выдвигает постулат о том, что «безопасной крови» не существует. Кровь была, есть, и будет оставаться самым опасным медицинским препаратом из существующих» (Владимир Лукьянченко, Директор клиники «Семейный врач»).



Выводы:

Итак, что мы имеем в конечном счете? Насколько больной, которому предлагается переливание крови, может быть убежден в безопасности собственного здоровья и жизни после проведения с ним данной процедуры? Что в действительности говорят факты о надежности вливаемой в организм человека крови? А факты говорят следующее:


1. Врачи не могут гарантировать «чистоты» крови даже от таких страшных вирусов, как ВИЧ, гепатит В и С, и сифилис. Серодиагностика не в силах их обнаружить в рамках т.н. серого негативного окна, продолжительностью до полугода! Как следствие, и врачи, и пациент могут быть убеждены, что переливается абсолютно чистая, «проверенная» кровь, в то время, как в действительности кровь, поставляемая в операционную из центров переливания, с большой вероятностью может нести в себе вирусы.

2. Российские тестовые нормативы проверки донорской крови, как правило, касаются выявления возбудителей инфекций только ВИЧ, гепатита В и С, и сифилиса. Однако десятки других опасных вирусов, болезнетворных грибков и паразитов, передающихся посредством гемотрансфузии, тестовыми лабораториями вообще не отслеживаются. Это означает, что формально (!) донорская кровь, предписанная для переливания реципиенту, может считаться «чистой», по факту же содержа в себе множество болезнетворных вирусов и паразитарной инфекции иного рода.

3. Уверения медицинских работников, что известное число заражений, переданных через переливание крови, относительно невысокое, как правило, касаются только случаев передачи вирусов ВИЧ, гепатита В и С, и сифилиса, игнорируя примеры заражения десятками других опасных вирусов. При этом ведется учет данных, зафиксированных непосредственно в ближайший период после проведения операций с использованием гемотрансфузии. Однако, по словам самих же медицинских специалистов, между занесением в организм больного вместе с донорской кровью опасных вирусов и проявлением первых признаков заражения «проходит достаточно много времени» (от месяцев до нескольких лет). В результате становится крайне трудным доказать, что возбудитель болезни был получен именно в результате переливания крови, а не где-то и когда-то позже. Как следствие, подобные случаи заражений не учитываются в общем числе реальных занесений вирусов.

4. Даже если игнорировать проблему передачи с гемотрансфузией в организм реципиента болезнетворных вирусов, в числе серьезных проблем остается реакция иммунной системы на донорскую кровь как на чужеродный орган. Отторжение чужой крови, равно как и резкое ослабление иммунной защиты больного, может не только серьезно ослабить его здоровье, но и привести к летальному исходу. 




Вопрос:  Если больной отказывается от переливания крови, разве он не обрекает себя на верную смерть? В СМИ и интернете можно услышать о многих умерших, отказавшихся от гемотрансфузии. 


Среди критиков бескровных методов лечения наблюдается довольно странная тенденция апеллировать некими данными о «тысячах смертей» тех, кто отказался использовать в своем лечении гемотрансфузию. Странно здесь то, что при этом никто из подобных защитников переливания крови не может привести никаких реальных подтверждений своим словам о «тысячах погибших». А ведь это было бы логично – если есть утверждение, должны быть предоставлены и факты сказанному, какие-то статистические данные, официальные заключения со стороны специалистов. В противном случае такие заявления остаются лишь голословными попытками приписать другим ложную, что называется, состряпанную на коленке статистику. 

Итак, нас интересует реальная статистика летальных случаев. Причем, ради справедливости и объективного взгляда, статистика как тех, кто умер якобы из-за отказа перелить себе кровь, так и тех, кто умер непосредственно по причине переливания в свой организм крови. 

Удивительная вещь! Несмотря на упорно культивируемые противниками бескровных методов лечения страшилки об «ужасающей статистике смертей» тех, кто отказался от переливания крови, в действительности любое более-менее скрупулезное исследование данного вопроса неминуемо сталкивается с фактом отсутствия каких-либо реальных данных. Судя по всему, такой статистики просто не существует! Зато существует горячее желание нечестных лиц выдать желаемое за действительное, апеллируя в корыстных целях некой выдуманной «статистикой», которую они сами даже не видели в глаза. Получается, что все подобные заявления о «тысячах умерших» из-за непереливания крови – ничто иное, как ложь, рассчитанная исключительно на внушаемых и эмоционально неустойчивых людей, склонных верить всему, что им говорят, особенно через СМИ.






А что в таком случае можно сказать о статистике смертей непосредственно из-за переливания крови? Ведется ли она специалистами? Как и следовало ожидать, такой статистики тоже нет. Даже если она и существует, ее не озвучивают широкой общественности. 

В этой связи показателен ответ Главного трансфузиолога Минздрава РФ, зам. директора ГНЦ РАМН Владимира Городецкого. В интервью на вопрос «Ведётся ли у нас статистика неудачных переливаний или заражений через кровь? Или это закрытые данные?» он ответил:


«Нет, этого попросту никто не считает. У нас ведь до сих пор прокурорский подход к врачу, и он вынужден что-то скрывать. Знаете, как писал Евтушенко, «Сталин ещё не умер». Так что сегодня истинной статистики по трансфузионным осложнениям в стране нет» «Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови»)  https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0

Тем не менее, ряд медицинских специалистов дают более определенный ответ. Так, профессор Валерий Максимов (председатель попечительского совета фонда «Служба крови – людям», заслуженный деятель науки России, академик РАМТН) приводит следующие данные:


«Несколько случаев заражения неизлечимыми заболеваниями вызвали широкий резонанс благодаря усилиям журналистов. Но число фактов, не получивших огласки, гораздо больше. За 2005 год, по данным коллегии Минздравсоцразвития РФ, зарегистрировано около 1400 случаев заражения гепатитом В, 3500 — гепатитом С, 12 — ВИЧ, но эти цифры можно смело умножить, по крайней мере, на десять. Сегодня в нашей стране проживают тысячи людей, заразившихся ВИЧ, вирусными гепатитами, цитомегаловирусной инфекцией и другими заболеваниями в результате переливания крови, причем многие из них еще не подозревают о наличии у себя заболевания. Точная официальная статистика по распространению инфекций этим путем в России пока отсутствует» («Медицинский вестник», «Безопасность крови и ее компонентов»).


Показательно, что крупный специалист приводит данные о «тысячах людей, заразившихся в результате переливания крови». А это уже более предметный подход к вопросу, обусловленный мнением непосредственного специалиста в области гемотрансфузии, а не безликих критиков, далеких от медицины. При этом, комментируя официальные цифры, академик Максимов считает необходимым умножать их, как минимум, в десять раз! Что ж, следуя совету академика, проведем несложные расчёты. Беря во внимание указанные данные по числу заражений в процессе проведенной гемотрансфузии в течение лишь одного года, и умножая их минимум (!) на 10, мы приходим к шокирующим результатам. Получается, что лишь за один год при операциях с использованием крови гепатитом В были заражены 14000 человек, и еще 35000 человек – гепатитом С. И это еще самые скромные данные! 

В другом источнике профессор Максимов озвучивает следующие данные:


«Подсчеты показывают, что в России ежегодно гемотрансфузионным путем (через кровь) заражаются более 25 000 реципиентов. Среди причин летального исхода после пересадки почки в 60–90 % случаев виновником является ЦМВ-инфекция. Аналогичным образом может передаваться вирус Эпштейна-Барр, который вызывает лимфому, и гепатит С, ВИЧ» («СанЭпидемКонтроль». «Инфекционная безопасность донорской крови и ее компонентов»).

«Хотя статистика отрицательных последствий переливания донорской крови по различным причинам является латентной, показательно, что академик А.И. Воробьёв в 2002 году заявил: "Сотни тысяч людей погибли в результате переливаний крови от гепатитов, СПИДа и других осложнений. Исчерпывается ли этим вирусная опасность переливаний крови? На этот счёт ясности нет"» (Слепушкин В. Д., доктор медицинских наук, профессор. Журнал «Религия и право». 2004, № 2. Виталий Слепушкин «Свидетели Иеговы и переливание крови»).


Сам же академик Андрей Воробьев сообщает следующие факты:

«О гепатитах на фоне этой драмы никто и не говорил, но мы-то знаем их цену: заражённость московской популяции примерно в 10 раз выше среднеевропейской… Мы тестируем кровь на гепатит грамотно, по всем канонам. И тем не менее статистика убийственна» (А.И. Воробьёв, директор Гематологического научного центра РАМН. «Диа-Новости», «Будущее за медициной без крови»)
https://religiophobia.appspot.com/jw/bzmbk.html#2_0_0

Неудивительно, что подробная статистика по числу заражений при переливании крови и последовавших в последствии летальных исходов реципиентов широкой общественности не озвучивается. Это невольно приводит к выводам о том, что в реальности случаев заражений в результате гемотрансфузии и их печальных последствий во много раз больше, нежели об этом говорят чиновники от Минздрава.





Свидетели Иеговы, которые, по словам доктора медицинских наук, академика А.П. Зильбера, «грамотнее остальных больных в проблемах не только гемотрансфузий, но и прав больного», категорически отказываются рисковать своими жизнями в вопросах лечения, а потому выбирают безопасные бескровные виды медицинской помощи. В то же время их противники, явно осознавая собственное аргументационное бессилие, периодически пускаются на откровенный подлог и дезинформацию, надеясь хотя бы такими способами дискредитировать осмысленную позицию этих христиан. 

В частности, противники заявляют, что количество Свидетелей, которые умерли из-за позиции отказа от гемотрансфузии, якобы составляет немалый список. Они могут пытаться апеллировать какими-то именами умерших и утверждать, что этих смертей вполне можно было избежать, если бы те просто согласились на переливание крови. Между тем, в последствии выяснялось, что в такие списки противники вносили как имена умерших в прошлом Свидетелей, так и тех, кто в реальности был исключен из собрания. При этом для придания внушительности в список вносились имена людей, скончавшихся еще в 1950-х годах! Кроме того, в число умерших недобросовестные критики включали и тех, кто скончался по причинам, вовсе не связанным с какими-либо медицинскими операциями. Там же присутствовали имена христиан, умерших в результате сердечного приступа, преклонного возраста, несчастных случаев, огнестрельных ранений и неизлечимых болезней. В числе умерших присутствовали также те находившиеся в критическом состоянии пациенты, кому врачи в течение длительного времени отказывали в бескровных методах лечения, либо вместо оказания должной помощи тратили драгоценное время на судебные тяжбы, что в результате приводило к летальному исходу. В то же время среди источников таких данных практически отсутствовали какие-либо официальные заключения о причинах смертей, зато как правило фигурировали ссылки на статьи из СМИ и неких «знакомых». 

На этом фоне бросается в глаза привычная тактика противников – избегать описания подробностей событий, на которые те ссылаются. Такой прием можно наблюдать, в частности, у сегодняшних СМИ, когда те время от времени публикуют скандальные новости с яркими заголовками, вроде «Свидетель Иеговы умер, отказавшись от переливания крови». В то же время недобросовестные журналисты оставляют за кадром весьма важные детали: Почему врачи отказались пойти навстречу законному требованию пациенту и применить бескровные методы лечения? Как повлияло затягивание драгоценного времени со стороны врачей на дальнейшее состояние больного? Насколько тяжелым было состояние пациента на момент поступления в больницу и могло ли в действительности ему помочь переливание крови? Как правило, подобные нюансы не освещаются в статьях и репортажах, нацеленных, главным образом, на сенсационные скандалы.

Так, в одной из российских газет была напечатана обвинительная статья в адрес матери, отказавшейся от переливания крови своему ребенку. Разумеется, позиция матери была выставлена в негативном свете, а сама статья явно направлена на создание у читателей неприязни к ее требованию бескровных методов медицинскй помощи. В то же время авторы статьи как бы невзначай упомянули, что «медики до конца не уверены, помогла бы в этом случае чужая кровь». Более того, признавался и тот факт, что Свидетели Иеговы сами предложили врачам замещающие кровь препараты, но те отказались их использовать. Но на фоне общего негатива эти скупо упомянутые, но все же способные прояснить ситуацию детали практически оставались незамеченными. Какой конечный посыл в конечном счете должна была донести до читателей данная статья? Разумеется, один: мол, Свидетели Иеговы отказываются от медицинской помощи вообще и мечтают о смерти. 


Еще один случай описан по ссылке http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=85770

В подобной же ситуации против матери ребенка, которому врачи отказались применить утвержденные Минздравом кровезаменители, из-за чего тот скончался, было возбуждено уголовное дело. Судебные разбирательства длились полтора года. И лишь решение окружного суда позволило оправдать несчастную мать за отсутствием состава преступления – мать, которая всеми силами боролась за жизнь своего ребенка и до самой смерти сына не отходила от больничной койки, умоляя врачей использовать безопасные бескровные методы лечения. В вышеуказанном источнике сообщается:


«Как позже показала независимая экспертиза, отказ матери от применения донорских эритроцитов в лечении ее ребенка не находится в причинно-следственной связи с наступлением смерти. Более того, по мнению экспертов, переливание ускорило бы летальный исход».

Что показательно, так это та легкость, с которой можно перекинуть с себя вину за приведшую к смерти ребенка халатность на несчастную мать. А затем полтора года терзать ее необоснованными обвинениями в преступлении и таскать по судам. Это так легко – достаточно лишь обвинить ее в «религиозном фанатизме», чтобы скрыть собственное безразличие или непрофессионализм. 


В нижеприведенном источнике аналогичным образом рассматриваются примеры полуправды, привычно муссируемой различными СМИ на «кровавую» тему, а также приводятся факты, о которых почему-то «забыли» упомянуть их авторы. 

«Конечно большую часть репортажа занимает критика. Начинается как обычно с переливания крови и ведущий приводит три случая; "В марте 2009-го года умер новорожденный. Его мать, иеговистка, не дала согласие на переливание крови. Зимой 2011-го года умер 22-летний последователь. Он страдал лейкимией и тоже отказался от переливания. Весной 2012-го года врачи больницы имени Раухфуса долго не могли перелить кровь ребенку. Девочка попала в ДТП, а отец – из «свидетелей» – пришел в больницу с адвокатами и запретил медицинское вмешательство. Пришлось срочно задействовать судей и органы опеки."  Это не некоторые случаи, а все случаи, связанные с Петербургом и известные из СМИ. Вот тут-то начинается главная ложь и полуправда журналистов. 

Случай с новорожденным ребенком в 2009 году - ребенок родился с тяжелейшим резус-конфликтом. Его можно было предупредить, если бы ведущий беременную пациентку акушер-гинеколог был более внимательным. В таких случаях показано обменное переливание крови, но оно не снимает последствий интоксикации биллирубином, и в данном конкретном случае по сути уже ничего не решало. 

Второй случай - лейкемия смертельное заболевание, да можно продлевать жизнь пациента, добиться ремиссии на несколько лет, но качество жизни будет весьма невысоким и пациент сам вправе решать согласен он на такое лечение и такую жизнь или нет. 

Третий случай самый известный и наиболее извращенный журналистами - мать с ребенком были сбиты пьяным водителем, грудной ребенок получил открытую черепно-мозговую травму. Отцу практически сразу сказали, что шансов на выживание ребенка нет. Отец был против переливания крови, но не против лечения дочери вообще. Не смотря на то что в больницу были доставлены кровезаменители, врачи настаивали на переливании и всего за несколько часов добились права на его осуществление через детского омбудсмена. Ребенок был прооперирован, получил переливание крови, но через некоторое время умер от полученных травм. Вины отца-свидетеля Иеговы в этом никакой не было. Лишний раз человеку потерявшего ребенка напомнили о его потере и в очередной раз оболгали, причинив дополнительную боль»  http://afanasyevjw.blogspot.nl/2016/04/lifenews.html


Впрочем, аналогичным образом действуют и противники. Как ранее было подчеркнуто, они могут выдавать желаемое за действительное, умалчивая важные детали и обстоятельства, а зачастую идя на откровенный подлог. Искусственно создавая некие «списки умерших из-за отказа от переливания крови», беря цифры с потолка, ссылаясь на сообщения таких же предвзятых СМИ или себе подобных, но при этом не имея никаких реальных подтверждений своим словам со стороны непредвзятых экспертов. 

В то же время критики не любят глубоко вникать в примеры обратного рода: летальные исходы по причине переливания крови. А ведь подобных примеров довольно много. В таких случаях они склонны говорить: «Ну, видимо, пациент умер потому, что ему не помогло ДАЖЕ переливание крови – настолько серьезна была болезнь». Но в таком случае возникает вопрос: почему те же самые критики не применяют свое оправдание и к муссируемым ими случаям? Почему они так боятся признать, что и в случае другого рода человек мог умереть не потому, что отказывался от гемотрансфузии, а по той же самой причине: его состояние было несовместимо с сохранением жизни, когда и переливание не смогло бы ему помочь? Что мешает это признать? Практика двойных стандартов?





Изложенных в вышеприведенной статье фактов о реальном положении вещей в связи с переливанием крови и сопутствующими этому опасностях вполне достаточно, чтобы здравомыслящий человек, ответственно относящийся к своему здоровью и здоровью близких ему людей, мог сделать логичные выводы. Впрочем, что касается критиков, то их позиция также понятна: продолжать делать вид, будто никаких проблем в использовании гемотрансфузии как средства лечения для человека не существует. Не думаю, что здесь главную роль играет некое желание отстаивать подлинно эффективные и безопасные методы лечения. Скорее, принципиальное стремление настоять на своем и вместе с тем оградить себя от необходимости честной оценки фактов. Оно и понятно: с фактами спорить сложно. Куда легче запастись несколькими шаблонными фразами в духе «Без переливания крови нет жизни» или «Только безумцы отказываются от гемотрансфузии», и время от времени доставать их из кармана. Из той же серии и байки про «тысячи умерших Свидетелей» из-за отказа перелить кровь. Но что скажут подобные критики на историю совершенно другого плана? Реальную историю…


Ее звали Татьяна. Проживала в одном из крупных городов центральной части России. Она была Свидетелем Иеговы. Как и все свои единоверцы, Татьяна совершала христианское служение, держалась библейских принципов и ценила братство, частью которого была. 

Как это нередко бывает, с возрастом появились проблемы со здоровьем. Разумеется, Татьяна обратилась за помощью к врачам. Те в итоге посоветовали ей пройти операцию. В принципе, операция была не срочной, носила плановый характер. Но врачи в свою очередь настоятельно рекомендовали Татьяне согласиться на переливание крови. В итоге она со страхом поддалась их давлению и согласилась на гемотрансфузию…


Татьяна, конечно, понимала ошибочность своего решения, но внушенный страх делал свое дело. Как следствие, она довольно быстро позволила своему сердцу ожесточиться против своих духовных братьев и сестер, пытаясь оправдать себя через критику других. В конечном счете Татьяна перестала быть Свидетелем Иеговы.


Спустя некоторое время после операции здоровье Татьяны начало стремительно ухудшаться. В результате проведенного обследования был установлен страшный диагноз: гепатит С. Вирус гепатита был ей занесен во время той самой операции с использованием переливания крови, на чем так упорно настаивали врачи. Разумеется, ответственности за это заражение никто не понес.


По мере того, как состояние здоровья ухудшалось, сама Татьяна постепенно переосмысливала то, что с ней произошло. Она согласилась на встречу с ответственными братьями собрания. Те неоднократно посещали ее, ободряя и пытаясь поддержать. Сестра оценила их помощь и поставила перед собой цель восстановиться в собрании. Но она не успела. Татьяна умерла от гепатита. С момента вирусного заражения при переливании крови до своей кончины прошло всего несколько лет… Эту историю мне рассказала ее родственница, тоже Свидетель Иеговы.



И вот теперь пусть критики Свидетелей Иеговы, недовольные их позицией применять исключительно бескровные методы лечения, ответят на простой вопрос: в этой истории сестра сделала именно тот выбор, за который вы так настойчиво ратуете. Результат такого выбора – ее заражение страшной болезнью, последовавшие мучения и смерть. Вы этим довольны? Ну, вы же выступаете именно за такой подход к гемотрансфузии? Врач сказал: «Переливать!», - значит, нужно послушно переливать. Верно? Иначе «фанатик»! Иначе «сектант»! «Зомбированный» и «не осознающий своей собственной пользы»… 

Если просто представить, что такие радетели переливаний крови оказались бы рядом с людьми, как эта сестра, незадолго до их мучительной кончины, как бы они смотрели им в глаза? Что бы они им говорили? «Молодцы! Вы отказались от безопасных бескровных методов лечения в пользу переливания, и получили смертельный вирус. Вы все правильно сделали!» Наверно, нечто подобное? Главное, отказаться от более цивилизованного способа лечения, пускай и путем мучений и гибели! 

Мне сложно понять логику тех, кто прекрасно осознает глобальный комплекс опасностей, связанных с переливанием донорской крови, но при этом настаивает на том, чтобы люди шли на колоссальные риски, соглашаясь на данную процедуру и жертвуя куда более безопасными методиками оздоровления. Что ими движет? Невежество? Безразличие к собственной и чужой жизни? Садомазохизм? Или банальная гордость с примесью страха признать свою неправоту? А может, внутренний комплекс неполноценности, лишающий их мужества бороться за свои законные права пациента, требуя безопасные способы лечения? Желание слиться с безликой серой массой, бездумно отдающей свои жизни и здоровье в заложники тех анахронических подходов в медицине, которые, кстати, сами врачи к себе применять никогда не станут?

Впрочем, пусть глупость остается с глупцом…


Мыслящий же человек в момент выбора по-настоящему безопасного и эффективного метода лечения всегда будет помнить о том, что…


1. Врачи не могут гарантировать подлинную безопасность донорской крови от болезнетворных вирусов.

2. Тест-системы по проверке крови не дают 100%-го выявления присутствующих в крови вирусов. В частности, из-за «серого негативного окна» продолжительностью до полугода, когда серодиагностический скрининг не в состоянии определить в крови донора их наличие.


3. Несмотря на имеющиеся медицинские нормативы далеко не вся донорская кровь и плазма проходят обязательную полугодовую карантинизацию. По некоторым данным, лишь 15%.


4. Три из четырех основных компонентов крови (эритроциты, тромбоциты и лейкоциты) вообще не пригодны для проведения карантинизации и должного уровня проверки. Реципиент, соглашающийся на переливание подобных компонентов крови, подвергает себя высочайшей степени опасности получения смертоносных вирусов. 


5. Несмотря на заверения в тщательном контроле за донорами, в реальности кровь может сдать практически любой человек. Специалисты признают большой процент «случайных доноров», чья кровь, в итоге поступает в лечебные заведения. Кровь доноров, не явившихся через полгода карантинизации для подтверждения ее безопасности от вирусов, с большой вероятностью может быть направлена для проведения гемотрансфузии.


6. Утверждение медиков, что тест-системы проверяют донорскую кровь на наличие в ней вирусов, является крайне условным. Согласно российским предписаниям, донорская кровь проверяется только на 4 вируса: ВИЧ, гепатиты В и С, а также сифилис. При этом несколько десятков других опасных для жизни вирусов остаются вне контроля тест-систем. В результате, кровь, отмеченная медиками в качестве «проверенной и безопасной», может содержать в себе болезнетворные вирусы, что подведет жизнь и здоровье реципиента к серьезной опасности. Ответственность за заражение пациента путем вливания в его организм вместе с донорской кровью таких вирусов законом не предусмотрено.


7. Помимо опасных вирусов, с кровью донора в организм реципиента могут передаваться болезнетворные бактерии, грибки и паразиты. Это может привести не только к провоцированию тяжелых форм болезней, но и к летальному исходу человека.


8. Специалисты признают проблему перекупщиков крови, занимающихся ее поставкой в медицинские учреждения. Учитывая высокую цену на рынке крови, поставщики не обременяют себя излишней заботой об уровне проверки данного сырья, условиях хранения и транспортировки. В дальнейшем такая кровь вливается в организм больного.


9. Медики признают отсутствие совершенно идентичной крови у двух разных людей, даже у ближайших родственников. Кровь человека подобна отпечатку пальцев, а потому индивидуальна. Кровь – это отдельный орган в жидком виде. Как следствие, ее привнесение в чужой организм нередко вызывает крайнюю реакцию иммунной системы реципиента.


10. По утверждению специалистов, вышедшая из организма донора кровь резко теряет свои свойства, что ставит под сомнение реальную лечебную пользу, которая ожидается от гемотрансфузии. 


11. Вливание донорской крови крайне негативно сказывается на иммунной системе больного, понижая ее устойчивость к инфекциям. Многим из тех, кому перелили чужую кровь, всю жизнь приходится сидеть на поддерживающих лекарствах.


12. По признанию специалистов, кровь является самым опасным «лекарством», применяемым медиками в своей практике. Если бы к крови решили применить те требования, что применяются к другим лекарствам, ее бы пришлось запретить к употреблению.


13. Чиновники от медицины говорят, что процент заражений больных путем гемотрансфузии крайне низок. Но стоит учесть, что чиновники говорят опять же только о гепатите и ВИЧ-инфекции. Случаи заражений десятками иных инфекций или паразитами через кровь при этом не учитываются.


14. Тем не менее, несмотря на уверения чиновников, ряд специалистов утверждают обратное, указывая на явное занижение и умалчивание истинных цифр. По их данным, число заражающихся только лишь гепатитами В и С в результате переливания крови достигает десятков тысяч человек ежегодно!


15. В число официально (!) учтенных случаев заражения путем гемотрансфузии входят лишь те, чью вину за собой признали медики. Как правило, эти случаи связаны с установлением факта заражения еще в период нахождения реципиента в больничном учреждении, либо сразу после выписки. Но в силу того, что первые признаки заражения начинают проявляться у человека лишь спустя некоторое время после выхода пациента из больницы (от нескольких месяцев – до нескольких лет), установление вины медицинского учреждения в инфицировании реципиента через кровь представляется крайне сложной задачей. Даже если пострадавший подаст жалобу в суд, процесс может растянутся на долгие годы, да и гарантии удовлетворения иска не существует. По этой причине многие заразившиеся в результате переливания крови отказываются от таких претензий. Понятно, что все эти случаи не включаются в цифры о якобы «низком проценте заражений».   


16. Сами врачи, как правило, стараются избегать переливания крови себе и своим близким. Это не удивительно, учитывая их информированность об опасных последствиях гемотрансфузии.



В одной из следующих статей мы рассмотрим еще ряд вопросов по теме крови, в частности, об альтернативных методах лечения…