четверг, 25 сентября 2014 г.

Загадочная мифологема «святой Руси»




    Не столь давно мне на глаза попалась статья из православной энциклопедии «Русская цивилизация». В статье давалось определение такому особо популяризируемому сегодня церковью понятию как «святая Русь». Хотя само это выражение обязано своим возникновением Максиму Греку, жившему на рубеже 15 и 16 веков, и в дальнейшем неоднократно использовалось в песнях, стихах и прочих литературных произведениях, но именно сегодня оно с особенным рвением провозглашается православной церковью, став одним из наиболее употребляемых ею слоганов. Что же привлекло мое внимание в той статье? Приведу ее вступительную часть. Статья уверяет, что понятие «Святая Русь» означает:
 
      «особое благодатное свойство русского народа, сделавшее его оплотом христианской веры во всем мире. Жертвенное служение идеалам добра и справедливости, стяжание Духа Святого, устремленность к безгрешности и совершенству сделали русских новым Богом избранным народом. Осознание русским народом своего особого духовного предназначения... Причем богоизбранность понимается не как противостояние другим народам, а как особая миссия борьбы с мировым злом, миссия добротолюбия… Русское Православие, воплощавшее ценности Святой Руси, было не только религиозной системой, но и состоянием души — духовно-нравственным движением к Богу, включающим все стороны жизни русского человека — государственную, общественную и личную. Русское Православие развивалось вместе с национальным сознанием и национальным духом русского человека».

  И так далее… Прочитав статью, я понял, что по логике мышления ее авторов я должен считать себя наисчастливейшим человеком, как минимум, потому что принадлежу к «богоизбранному народу», имеющему «свое особое духовное предназначение» и «особую миссию борьбы с мировым злом», при этом являющемуся «оплотом христианской веры во всем мире», устремленному изо всех сил «к безгрешности и совершенству» и, само собой разумеется, изобилующему широчайшей палитрой богоугодных качеств. По словам энциклопедии, православные внесли в христианскую веру «глубокие нравственные начала» и поэтому «на Руси Православное христианство стало добротолюбием»…

   Очень интересно написано! Другими словами, всем нам русским круто повезло, что мы не такие как все остальные народы и нации на планете, а - «святая Русь»! Причем, «освящены» мы уже по факту рождения в России. И по факту рождения в нас вложены и «богоизбранность», и особые «глубокие нравственные начала», не такие как у всех остальных, ну и, конечно, мы впереди планеты всей по устремлению к «безгрешности и совершенства»! Как вам такое?


  Я не знаю кому как, но по мне это сильно смахивает на махровый национализм в религиозном окрасе. «Православный» национализм. Ведь суть сказанного тут проста: мы – лучшие, чем все остальные народы. Или я ошибаюсь и это не национализм?

  И как понимать следующее утверждение из той статьи?

  «С самого начала принятия христианства Святая Русь, идеология русского народа-богоносца, столкнулась с иудаизмом, идеологией народа-богоубийцы… На многие века Западное христианство превратилось в ширму, за которой велось строительство иудейско-масонской цивилизации… На месте христианской цивилизации Запада в течение XIXVIII вв. сначала почти незаметно, как страшная раковая опухоль, развивается иудейско-масонская цивилизация».

  «Народ-богоубийца» - это, извините, кто? Еврейская нация? Я правильно понял, что с точки зрения православия эту нацию следует считать нацией богоубийц? Если так, то это уже откровенный шовинизм на религиозной почве! Иначе давайте применять к каждой нации эпитеты, связанные с отдельными неблаговидными страницами их далекой истории. И к «святому русскому» тоже…

  А как понимать упоминание страшной и вредящей миру «иудейско-масонской раковой опухоли»? Как то, что православие разжигает фобию «жидо-масонского заговора»?



    Итак, у меня возник вопрос к православной церкви: почему я, хотя и русский человек, должен считать свою страну «святой», более одухотворенной, несравнимо более приближенной к Богу, чем все остальные страны мира? Что меня должно в этом убеждать, кроме откровенно плотского соблазна великого самомнения и гордости? Замечу, здесь речь вовсе не идет о естественной любви к родине. Суть написанного в энциклопедической статье затрагивает совершенно другие вещи – возвышение одной нации над всеми остальными, плюс навешивание на отдельную нацию унизительного ярлыка.

   Если я считаю себя христианином, то я должен «мыслить так же, как мыслил Христос Иисус» (Фил. 2:5). Значит, я должен открыть Библию и найти то самое указание, что ныне место «Израиля Божьего» занимает «святая Русь», и тогда моя душа успокоится и возрадуется великой радостью. Но вот незадача, сколько не ищи такого указания, его не найдешь. Даже упоминания о Руси, пусть даже и не «святой», не найти. А видим мы в Писаниях нечто обратное. Наоборот, Господь учит человека, что для Бога «нет различия между иудеем и греком, потому что один Господь над всеми, богатый для всех призывающих его» (Рим. 10:12; Гал. 3:28,29). И апостол Петр говорил о том же, что Бог «не сделал никакого различия между ими [всеми неевреями] и нами [евреями, к которым принадлежали и апостолы], но верой очистил их сердца» (Деян. 15:9). Как видим, Господь сделал для себя равными все народы и страны, и никакую нацию уже не называет «богоизбранной» или «особоприближенной». Выходит, православие утверждает то, что откровенно противоречит Богу и его Слову?!       

  Откуда же у православия взялось желание считать Россию имеющей некую особенную приближенность к Богу? В той же энциклопедии можно прочитать:

  «После падения Рима и захвата иноверцами Константинополя духовный центр христианской цивилизации переместился в Россию. Мистическое значение «Удерживающего» перешло к христианскому царству Святой Руси, воплощаясь в русской православной Монархии. Как писал великому князю Московскому старец Псковского Елеазаровского монастыря Филофей, «Церковь Древнего Рима пала вследствие принятия Аполлинариевой ереси. Двери Церкви Второго Рима — Константинополя — рассекли агаряне. Сия же Соборная и Апостольская Церковь Нового Рима, державного Твоего Царства, своею Христианскою верою во всех концах Вселенной, во всей поднебесной паче солнца светится. И да знает твоя держава, благочестивый царь, что все царства православно-христианской веры сошлись в одном твоем царстве, един ты во всей поднебесной христианский Царь». В XVIXVIII вв. духовные ценности Святой Руси приобрели значение официальной государственной идеологии».

  Другими словами, «особое предназначение» передавалось вовсе не какими-либо духовными благословениями от Господа, а самой банальной геополитикой. Покуда Византия, она же Константинополь, сохраняла императорскую власть и влияние на соседние регионы, «богоизбранность» оставалась на ней. Как только местный византийский правитель потерял власть (1453 год), функции «богоизбранности» постепенно перешли к соседнему независимому российскому царству, со всеми вытекающими политико-религиозными последствиями. То есть вся «богоизбранность» православия была спроецирована исключительно на царях-монархах. Есть царь, есть и «богоизбранность». Нет царя – значит, нужно срочно искать более комфортное место для ее местопребывания. В данном случае более комфортным местом оказалась соседняя Русь. Вот, собственно, и весь секрет. Чистая политика, завязанная на мирских правителях и получаемых от них привилегиях. И никакого по-настоящему библейского основания для того, чтобы воспринимать это всерьез. Не случайно же сама энциклопедия признает, что эта самая «богоизбранность» «воплотилась в русской православной Монархии». Хотя чему я удивляюсь? Ведь православие всегда существовало при теснейшей поддержке власть имущих правителей. Православие поддерживало власть, а власть снисходительно одаривало привилегиями православие. Всем хорошо и комфортно.

  С историей политической миграции православной «богоизбранности» мы разобрались. Но это все глубокая история. А что можно сказать о России сегодняшней? Есть ли более-менее серьезные основания поддерживать мифологему современной «святой Руси»? Может, и правы православные деятели, что уверяют нас в особой избранности Богом России, якобы имеющей «миссию свыше» для блага всего мира? Может, действительно мы являемся носителями особого духовного света и служим истинно-христианским примером всему человечеству? Попробуем разобраться…


  Ниже приведены данные исследований, проведенных как российскими, так и зарубежными специалистами, относительно «достижений» современной России в общемировом рейтинге. Рассмотрим их и задумаемся о том насколько эти цифры подтверждают «особую миссию» «святой Руси» в мире и в деле «глубоких нравственных начал», в которых она якобы дает пример всему человечеству. Итак, «святая Русь» занимает:

1 место в мире по абсолютной величине убыли населения. За последние восемь лет число россиян сократилась на 2,2 миллиона – до 142 миллиона 905 тысяч 200 человек. Ежегодно наша страна теряет до 800 тыс. человек.

1 место в мире по числу разводов и детей, рожденных вне брака.

1 место в мире по числу детей, брошенных родителями.

1 место по числу сирот. Всего у нас свыше 760 тысяч детей-сирот и около миллиона беспризорных детей.

1 место в Европе по количеству самоубийств среди детей и подростков.

1 место в мире по количеству абортов. Каждый час в стране происходят около 300 абортов. По этому показателю Россия опережает США в восемь раз.

1 место в мире по количеству материнской смертности.
1 место в мире по детскому алкоголизму. Более 10 миллионов юных россиян - от 11 до 18 лет - регулярно его употребляют.

1 место в мире по числу курящих детей.

1 место в мире по потреблению табака. Всего в стране курят 43,9 миллиона человек (39,1%), среднестатистический россиянин выкуривает 17 сигарет в день. В идущих следом Китае и Америке курят 26% и 16%. 

1 место в мире по продажам крепкого алкоголя.

1 место в мире по общему числу алкоголиков (3 миллиона алкоголиков).

1 место в мире по числу педофилов. Только по официальным данным в 2009 году было зарегистрировано 124000 нападений педофилов на детей. Мы — единственная страна в мире, где почти 50% из общего числа сексуальных преступлений направлено против детей.

1 место в мире по количеству самоубийств среди пожилых людей (2 место в мире по общему числу самоубийств, после Литвы).

1 место в мире по смертности от заболеваний сердечно-сосудистой системы.

1 место в мире по числу пациентов с заболеваниями психики. Если в мире около 15% нуждаются в психиатрической помощи, то в России их число достигает 25%.

1 место в мире по темпам прироста ВИЧ инфицированных.

1 место в мире по объему потребления героина (21% всего производимого в мире героина и 5% всех опиумосодержащих наркотиков).

1 место в мире по количеству авиакатастроф (в 13 раз больше среднемирового уровня).
1 место в мире по количеству ДТП.

1 место в мире по числу жертв и убытков при пожарах. При этом в США по статистике пожаров происходит больше, но жертв и убытков меньше.

1 место в Европе по уровню умышленных убийств (21,5 случаев на 100 тысяч населения).

1 место в мире по объемам торговли людьми.

1 место в мире по распространению компьютерных вирусов. В России создается 27,9% от общего количества вредоносного ПО. На второе место смещен недавний лидер – Китай (25,5%). Тройку замыкают США (10% всех червей, вирусов, троянов и пр).

1 место в мире по числу сайтов с нелегальным контентом (2,5 тыс. против 400 в США и 1,1 тыс. в Германии).

1 место по количеству поданных жалоб в Европейский суд по правам человека (40295 жалоб в прошлом году). На втором месте - Турция (15206). На третьем месте - Румыния - 11950 жалоб.

1 место в мире по темпам роста экономического и имущественного неравенства среди населения.

1 место в мире по числу взяток при поступлении в ВУЗы.

1 место в коррупционном рейтинге Европы: российские предприниматели чаще остальных готовы давать взятки.

1 место в Европе по числу махинаций с финансовой отчетностью.

2 место в мире по уровню бюрократии. На первом – Бразилия, на третьем – Польша.

2 место в мире по производству контрафакта (после Китая).

2 место в мире по распространению поддельных лекарств (после Китая). За нами – Турция, Бразилия, Чили. Самый распространенный вид фальсификата - тот, в котором лекарство есть, но в гораздо меньшем, чем это требуется, количестве.

2 место в мире по распространению детского порно в Интернете. На первом – США.

2 место в мире по количеству заключенных (584 человек на 100 тысяч населения). На первом - США (715 человек). После нас следуют Казахстан и Белоруссия. Для сравнения в Норвегии – 64 зека на 100 тысяч жителей.

3 место в мире среди производителей пиратских дисков (на $2,6 млрд). На первом – США и Китай.

3-e место в мире по угону машин (119 тысяч машин ежегодно). На первом месте, по версии Интерпола, стоит Италия, там угоняют порядка 300 тыс. машин в год, за ней следует Германия с 140 тыс. угонами.

4 место в мире по числу поданных ее гражданами просьб об убежище за рубежом - после Ирака, Афганистана и Сомали. За нами – Китай. В среднем около 20 тысяч россиян просят предоставить им политическое убежище.

4 место в мире по употреблению слабого алкоголя.

5 место в мире по числу убитых журналистов и девятое по количеству нераскрытых убийств работников СМИ по итогам 10-летия. Нас опережают Ирак, Филиппины, Колумбия и Мексика.

38 (еще три года назад было 27) место в мире по качеству образования. Лучшее образование по совокупности факторов в Новой Зеландии.

57 место в мире по качеству жизни.

62 место в мире по уровню технологического развития (между Коста-Рикой и Пакистаном).

63 место в рейтинге национального благосостояния. В пятерке лидеров – Норвегия, Дания, Финляндия, Австралия, Новая Зеландия.

72 место в мире по рейтингу расходов государства на человека.

73 место по уровню счастья. Мы - между Украиной и Ливаном. На первом месте – Дания.

76 место в мире по размеру валового национального дохода на душу населения - между Чили и Уругваем (притом, что у России 16 место в мире по валовому национальному доходу). В тройке – Монако, Лихтенштейн и Норвегия.

101 место в мире по эффективности правительства (хуже нас Пакистан, Йемен, Белоруссия, Иран).

127 место в мире по показателям здоровья населения (при этом по расходам на здравоохранение Россия занимает 75-е место в мире).

134 место в мире по продолжительности жизни мужчин (59,1 лет) и 100 место по продолжительности жизни женщин (72,5 лет). Дольше всего в среднем живут гонконгцы обоих полов.

143 место в мировом рейтинге экономических свобод (вместе с Эфиопией), оказавшись позади таких стран как Таджикистан, Гаити, Китай, Камерун, Гвинея, Лаос и Сейшельские острова. Первое место занимает Гонконг, второе – Сингапур, а третье - Австралия.

147 место в мире по миролюбивости - между Пакистаном и Конго. Россию признали агрессивной из-за большого числа терактов, оргпреступности и серьезного военного бюджета. Верхние строчки занимают Исландия, Новая Зеландия, Япония. Китай - на 80-й, а США - на 82-й.

159 место в мире по уровню политических прав и свобод.

173 место по степени свободы прессы. Аналогичное количество баллов набрали Конго, Гамбия и Зимбабве.

175 место в мире по уровню физической безопасности граждан.

  Использованы данные: ВОЗ, ООН, Минэкономразвития РФ, Минздравсоцразвития РФ, Роспотребнадхора, Госдумы, пресс-службы Уполномоченного по правам ребенка, Центра психиатрии, Всемирной психиатрической ассоциации, агентства «Автостат», Мирового совета по золоту, британской Организации по обороне и безопасности, Всемирного банка, Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, комитета по защите прав журналистов, антипиратской ассоциации производителей программного обеспечения BSA, Австралийского национального агентством здоровья и благосостояния, Университета Ольстера, Йельского и Колумбийского университетов, Организации экономического сотрудничества и развития, Института питания РАМН, Всемирного экономического форума, фонда "Наследие" и газеты Wall Street Journal, WWF, Международного союза электросвязи, Центра анализа мировой торговли оружием, Европейского суда по правам человека, Федерального агентства по рыболовству, Международной организации по миграции, Международной торговой палаты, Интерпола, «Веб-контроля», «Википедии» и сайта nationmaster.com.

По материалам исследований компаний и организаций: Gallup, Global Wealth 2011, Grant Thornton International, Sophos, March of Dimes, Ernst& Young, comScore, Legatum Institute, Institute for Economics and Peace, IMD.


  Комментарии, как говорится, излишни. Проанализировавший эти же данные журналист Алексей Андреев пишет:

  «Мы лучшие в добыче алмазов, серебра, платины и золота, но занимаем второе место по количеству убитых при исполнении служебного долга журналистов. У нас самое большое количество долларовых миллионеров после США, но при этом мы занимаем 97 место по доходам на душу населения, 127 место в мире по показателям здоровья населения, 134 — по продолжительности жизни, 159 место в мире по уровню политических прав и свобод, 175 — по уровню физической безопасности граждан и 182 — по общему коэффициенту смертности среди 207 стран мира. Все это факты. А факты, как известно, самая упрямая в мире вещь. И никакими оптимистическими отчетными речами перед Федеральным Собранием не скрыть и не замазать правды: Россия находится на уровне Замбии и в целом выглядит как типичная страна третьего мира».





    Итак, перед нами реальные статистические данные, факты, которые заставляют схватиться за голову! Кто-нибудь из православных может мне объяснить, как эти цифры должны убедить меня в некой «особенной одухотворенности» России? Какую «особую миссию добра и справедливости» при таких фактах мы несем в мир? Каким «выдающимся примером» служит наш народ для остального человечества? Может быть, глядя на эти реалии, живущие в других странах люди нам очень завидуют? Может быть, они указывают на нас и говорят: «вот как всем нам надо жить и верить»? Объясните мне, православные активисты, чего я не так понимаю? Где же эта пресловутая «святость», что так хлещет из России?

  Может быть, «святость» в том, что именно Россия на 70 лет стала главным форпостом атеистическо-безбожной пропаганды во всем мире? «Святость», что сегодня народ при всех природных изобилиях страны живет на уровне третьих стран? «Святость» - в лидирующих общемировых позициях по педофилии, детской беспризорности, алкоголизму, курению, самоубийствам и множеству другим тяжким грехам? «Святость» - в широкораспространяемых в России порнографии, культе наслаждения и стяжательства, моральной и нравственной деградации людей? Или эта пресловутая «святость» проявляется в нашей печально известной традиционной особенности быть самой невоспитанной (читай – матерящейся) нацией мира? Объясните мне это все…

  Что вы подразумеваете под понятием «особой духовной причастности» русского народа к православной вере, в то время когда реальная статистика говорит об обратном? РПЦ любит использовать цифры, мол, «около 80% россиян исповедуют православие». Однако факты говорят о совсем ином положении дел.

  Николай Митрохин — социолог и историк, публицист, исследователь Русской православной церкви, автор книги "Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы" — приходит к следующим выводам о действительном уровне влияния РПЦ на население России:

  «На 80 процентов населения страны она влияния не имеет. В ходе социологических исследований порядка 60-80 процентов опрошенных заявляют о том, что они православные. Цифры эти очень неточные — например, по данным "Левада-центра", в пиковом 2009 году православными в течение года себя называли и 67%, и 80% респондентов, а двумя годами раньше — 56%. С точки зрения социологов религии, это мало о чем говорит: это не значит, что люди ходят в церковь, слушают патриарха, и уж совершенно не гарантирует, что они будут голосовать так, как скажет патриарх... На самом деле, если человек назвал себя православным, это ничего не значит, потому что православные — это и старообрядцы, и последователи других православных групп, существующих в России. Но самое главное — никто не спрашивал, ходит ли человек в церковь. Так что идея "русский — значит православный", с одной стороны, продвигалась националистическими, а потом государственными медиа, а с другой — социологи начали это подтверждать. Вот и получилось, что если человек не считает себя сторонником какой-то другой конфессии или убежденным атеистом, то он называет себя православным… При этом посещаемость церквей в России остается примерно на одном и том же уровне. Хотя бы два раза в месяц, как показали исследования середины 2000-х годов, на воскресную службу приходят примерно полпроцента населения. Столько же людей регулярно участвуют в России в исламских и в протестантских практиках» («РПЦ как она есть»).

 Согласно декабрьскому (2012 год) опросу нового социологического исследования «Атлас религий и национальностей России» (было опрошено 57 тыс. человек в 79 регионах, что позволяет оценить вероисповедание 98,8% населения страны.), к православию себя отнесли лишь 41% респондентов. Причем, из этих 41% лишь «34 % стараются соблюдать религиозные предписания, 29% (против 16 % в среднем по стране) доверяют Патриарху РПЦ, 17% -- молятся каждый день. Но из этого же числа (из 41%) 12%  верят в приметы и гадания. Лишь 8% «принадлежащих к РПЦ» прочитали Евангелие; еще меньше – 5% участвуют в жизни приходов, и всего 4% исповедуются не реже раза в месяц; вопрос о причащении не задавался. Интересно, что из всего числа опрошенных россиян читали Евангелие 5%; среди католиков таких 15%».
   Комментируя эти шокирующие факты, журналист Антон Чивчалов пишет:

  «Последняя цифра позволяет более-менее объективно оценить количество реально практикующих прихожан РПЦ. Переложив эту цифру на население страны (143,4 млн на декабрь 2012), получаем 2,3 млн, или 1,6% от общего населения. Полтора процента населения – вот реальное количество тех православных россиян, для которых религия не приписка к национальности, а действительно убеждения, система ценностей и образ жизни, чем она и должна быть (плюс какие-то сотые процента за счет старообрядцев и прихожан других церквей). Это подтверждают и мои наблюдения. У меня нет ни одного родственника, коллеги или просто знакомого, кто был бы активным прихожанином православного храма. Я крайне редко встречаю таких людей в своей проповеди. И это в самой большой православной стране мира».

  Итак, подлинный процент лишь от 0,5% до 1,6% населения России против взятых РПЦ с потолка громких 80%. Вот и весь реальный потенциал православия. И как это соотнести с уже известными нам заявлениями о некой великой силе православной веры, движущей всем русским народом? Как неуправляемое стремление выдать желаемое за действительное? 

  Согласно опубликованным данным другого авторитетного источника «Левада-центр», из 100% опрошенных православных лишь 42% безоговорочно верят в Бога! Это как понять? Как заявленную православную «одухотворенность», но без обязательной веры в самого Бога? Кроме того, лишь 3% опрошенных православных посещают храм каждую неделю и соблюдают Великий пост. В то же время 83% опрошенных обязательно отмечают языческий праздник Масленицу. К какому выводу мы приходим? Получается, что практически все заявляющие о себе как о православных, на самом деле не относятся к самому православию сколько-нибудь ответственно и не стремятся соответствовать требованиям формально заявленной ими веры. Наоборот, их «православные» взгляды вовсе не мешают им в куда большей степени практиковать вышедшие из язычества праздники и обряды. Не удивительно, что социологи в этой связи замечают: «Несмотря на знание и одобрение религиозных норм, таких как пост, молитва, исповедь, люди не собираются им следовать, даже считая себя православными».

  Руководитель отдела социологических исследований Института общественного проектирования, социолог М.А. Тарусин объясняет причину реального религиозного состояния львиной части «православной» массы людей:

  «Эти цифры мало говорят о религиозности человека... [Большая часть из них] если и ходят в храм, то несколько раз в году, как в некую службу бытовых услуг – кулич освятить, крещенской воды взять... А часть из них даже и тогда не ходит, более того, многие могут и в Бога не верить, но при этом называют себя православными. [...] Основание в данной самоидентификации лежит в национальной традиции, в семейных традициях, в культуре. Если эти данные и могут считаться показателем чего-либо, то только современной русской национальной идентичности. Но не реальной религиозной принадлежности» («Православие и мир»).

  Ведущий научный сотрудник Аналитического центра Юрия Левады, социолог Зоркая Наталья Андреевна подтверждает вышесказанное:

  «Православие в современной России – этнический, а не религиозный признак. "Я русский, а значит, православный" – вот основная мысль» («НГ Религии»).

  Директор Аналитического центра Юрия Левады, Доктор философских наук, профессор, социолог Гудков Лев Дмитриевич аналогичным образом указывает на истинное отношение основной части «православных» людей к православной вере:

  «Российский человек привык совершенно формально, поверхностно идентифицировать себя с какими-либо общностями и с тем же Православием. Такое отношение полностью исключает личную ответственность человека, никакой серьёзной внутренней работы не проводится, снимается сама проблематика этического выбора. [...] Нынешняя приверженность Православию – явление временное. Можно утверждать, что она стала следствием нашего тоталитарного прошлого» («Коммерсант»).


    Я целиком согласен с вышеприведенными выводами. И не потому, что мне нравится или не нравится православие. А потому, что я вижу подтверждение этим выводам каждый день, каждый час, каждую минуту, так как живу в стране, о которой в ранее упомянутой энциклопедии говорится, что она, дескать, есть «святая Русь», чье «жертвенное служение идеалам добра и справедливости, стяжание Духа Святого, устремленность к безгрешности и совершенству сделали русских новым Богом избранным народом». Но я вижу, что т.н. «православие» народа вовсе не влияет на его откровенно безбожный образ жизни, не делает его чище, совесть – чувствительнее, стремления – менее омирщвленными. Наш «православный» человек обязательно носит крест на шее, а в автомобиле, как и полагается, выставит галерею иконок, над которыми будет соседствовать какой-нибудь красивый талисман или оберег из восточного культа. И все это будет им считаться вполне нормальным делом. При этом, называясь по инерции «православным», наш человек спокойно матерится, рассказывает пошлые анекдоты, любит хорошо приложиться «под градус», может стащить то, что плохо лежит, и не видит ничего плохого в обращении к гороскопу. Его внутреннее «православие» ничуть не потревожит даже скромным звоночком его разум. Вопрос: почему?     

  Хороший ответ на этот вопрос дал режиссер Андрей Кончаловский. Он сказал:

  «На мой взгляд, российская Церковь находится в удручающем состоянии. И не потому, что там какие-то плохие люди с бородами, а потому что, во-первых, я согласен с Антоном Павловичем, русский человек о религии не знает ничего либо знает очень мало, и потом религия - это не ритуал, это ощущение своих обязанностей - сначала перед собой, перед семьей, а потом перед Богом. Если не будет ответственности перед семьей, неважно, как он относится к Богу, 1,5 тыс. малолетних детей в год будут изнасилованы и убиты, как у нас сейчас происходит. Вероятность того, что люди пойдут в церковь подумать о своем внутреннем, этическом комплексе очень низкая. Это можно смотреть по статистике педофилии, алкоголизма, наркомании, бытовых убийств и т.д.» («О кризисе церкви и поиске счастья»).

  С этими словами сложно не согласиться. Православный человек в основе своей в религиозном плане остался тем же язычником, который разве что сменил название своего язычества на название более популяризированное, если не сказать – коньюктурное. Он принял православную обрядовость, при этом, не вникая в ее суть и, собственно, даже не стремясь к предписанному ее точному исполнению. Он принял внешний церковный символизм, причем, исключительно на привычном для него уровне фетишизма, вкладывая в символы, прежде всего, смысл суеверного оберега, а не исповедания веры как таковой. Молитвы для него носят все тот же суеверный характер, что еще Лев Толстой очень точно охарактеризовал скорее как заклинания, суть которых в самом заученном порядке слов, а не в общении с Богом, чем и должна быть молитва. И даже в редкие моменты посещения храма он воспринимает свои действия как внешнюю форму религиозного долга, что само по себе, как ему кажется, посодействует расположенности к нему неведомой силы свыше и удовлетворит внутренний зов набожности.

  Складывается устойчивое впечатление, что в этом вся суть «православной» веры, что сидит в огромном числе ее приверженцев. О каком-либо богоискательстве речь не идет в принципе. Наш человек не нуждается в точном познании Божьей воли (для чего ему было бы достаточно обратиться к Библии, но с Библией он не ладит), чтобы в точности ее исполнять. У среднестатистического «православного» абсолютно другие мотивы, желания и надежды: он ищет не Бога как такового, а личного религиозного умиротворения. Как и в любом другом человеке в нем присутствует определенная степень набожности (не веры в христианском понимании), и эту набожность он стремится удовлетворить. Удовлетворить на собственных условиях и без каких-либо серьезных духовных обязательств перед Богом, что требовало бы глубинных исправлений личности, согласно евангельского образца - «Христос… оставил вам пример, чтобы вы следовали точно по его стопам» (1 Пет. 2:21). Последнее для него непонятно, противоречиво, а потому чуждо. Поэтому он привык «доказывать свою веру» через иные, порой эксцентричные, но в равной степени далекие от желаемого Богом действия. Он будет в порыве религиозного экстаза бросаться в ледяную прорубь или ползти на четвереньках к какому-нибудь паломническому местечку, и при этом в собственном понимании ощущать, что совершает некий «подвиг веры». 

    Но для него куда менее привлекательна мысль открыть евангельскую Нагорную проповедь и постараться привести свою жизнь в согласие с ее принципами. Совершение неких обрядов, подчеркивающих внешнюю сторону своей религиозности, ему более интереснее, чем внутренняя борьба с самим собой. Отсюда и известный парадокс обратной пропорциональности ритуализма «православного» человека (кресты, иконы, заученные молитвы…) и его реальной жизни во Христе. Проходя мимо храма, он будет неистово осенять себя крестным знамением, а пройдя, достанет сигарету и, матюгаясь в три этажа, будет орать в телефон на свою жену за то, что та не успела приготовить ему ужин. Для него не стоит вопрос «Удовлетворен ли моей религиозностью Бог?». Его вопрос: «Удовлетворен ли своей религиозностью я сам?». Через выбранную систему проявления своей набожности «православный» человек решает этот вопрос самостоятельно, без особой оглядки на мнение самого Бога.

  Как писал когда-то Василий Ключевский, «русский простолюдин — православный — отбывает свою веру как церковную повинность, наложенную на него для спасения чьей-то души, только не его собственной, которую спасать он не научился, да и не желает: "Как ни молись, а все чертям достанется". Это все его богословие». Вот почему общество вокруг нас заполнено людьми с крестами на шеях и иконками на автомобильных панелях, но абсолютно плотскими по своим деяниям (1 Кор. 3:3).




    «Живущие по плоти устремляют свои мысли на плотское, а живущие по духу — на духовное. Помышления плотские означают смерть, а помышления духовные — жизнь и мир, потому что помышления плотские означают вражду с Богом, поскольку плоть не подчиняется закону Бога, да и, по сути, не может подчиняться. Стало быть, живущие по плоти не могут угодить Богу» (Рим. 8:5-8).

  «Когда Толстой в том же письме Синоду написал - "верю в Бога, которого понимаю как дух, как любовь, как начало всего. Верю в то, что он во мне и я в нем…" - он имел в виду именно то, что он искал бога и нашел его! Нашел в своей душе, - то есть прошел с большим трудом то "поле", которое должен пройти мудрец. А теперь скажите мне, как много людей в России идут по этому "полю" и производят эту умственную работу? Ничтожно малое число! Вот почему Чехов сказал, что русский человек знает о боге ничего, либо очень мало! Почему русского человека не интересует середина? Потому что его архаическая культура не приучила его мыслить, и ему, как язычнику, достаточно прикоснуться к материальному воплощению бога - иконе, кресту, святым мощам, чтобы почувствовать телесную близость к божественному и получить умиротворение. Сомнениям в таком мировоззрении места нет! Отсюда и получается, что, как говорил Аксаков, русский человек либо святой, либо скотина. Середины нет» (Андрей Кончаловский «В какого бога верит русский человек»). (Андрей Кончаловский «В какого бога верит русский человек»).

  Вышеизложенные мысли в немалой степени подтверждают даже представители церковного клира. Как сказал православный богослов игумен Филипп (Симонов), «люди приносят к нам в Церковь свои суеверия и пытаются сделать их частью церковной жизни».

  Архимандрит Тихон (Шевкунов) указывает на то же обстоятельство: «Люди, ничего не знающие о Боге или имеющие о Нём самые смутные, ложные представления, научаются купаться в проруби, креститься у икон, ставить свечи, и всё это – без Христа. На наших глазах создаётся суррогат религии, который выдаётся за Православие. И люди входят в эту странную религию, потому что не имеют реального представления о том, что такое Церковь на самом деле. Последствия этой псевдорелигиозной жизни... очевидны как для человеческой души, так и для национально-религиозного сообщества: это строительство дома на песке».

  Довольно показательно мнение, которое высказал о большинстве приходящих в православный храм на крещение небезызвестный протоиерей Димитрий Смирнов:

  «Большинство вообще непонятно, чего они пришли креститься. Хоть денег дадут. Какой с них со всех толк? И ничего не понимают, и понять не хотят… Тяга души есть, но абсолютно не осмысленная. И осмыслить не хотят. И на это время потратить не хотят… У них нет ни веры, ни совести, ни чести… Что делать? Хотя бы денег взять»

  И вот тут мы подходим к одному важному обстоятельству! В самом православии с давних пор существуют непреложные правила, по которым некогда воцерковленный человек перестает считаться частью православной церкви. Одно из таких правил было принято еще на VI Вселенском соборе (680-681 гг.). Суть его в том, что при неуважительном отсутствии прихожанина в церкви на протяжении трех недель он должен быть «отлучен от общения». Священник Даниил Сысоев говорит об этом так:     

  «По церковным правилам нарушитель этой заповеди подпадает отлучению. Согласно 80 правилу VI Вселенского Собора: «Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или кто-либо из сопричисленных к клиру, или мирянин, не имея никакой настоятельной нужды, или препятствия, которым бы надолго устранен был от своея церкви, но пребывая во граде, в три воскресные дни в продолжение трех седмиц, не придет в церковное собрание: то клирик да будет извержен из клира, а мирянин да будет отлучен от общения» (священник Даниил Сысоев «Зачем каждое воскресенье ходить в храм?»).

   Напомню, что правило это в принятой православной традиции никто никогда не отменял, оно до сих пор считается действующим. Ввиду этого, а также ранее изложенной статистики (лишь 3% опрошенных православных посещают храм каждую неделю и серьезно относятся к исполнению православных традиций), РПЦ следует откровенно и открыто признать, что 97% заявляющих о себе как о «православных», фактически уже давно не имеют права считаться таковыми. Причем, согласно самим же официальным православным правилам! Другими словами, строго говоря, в России «православными» могут считаться не голословно заявленные 80% всего населения, а лишь только 3%, причем не от всего населения России, а только от той ее части, что называет свои религиозные взгляды «православными». Согласно ранее объявленным данным, это всего-лишь 1,6% от общего числа граждан страны, что фактически делает абсолютно бессмысленными какие-либо заявления церкви о своем «колоссальном влиянии на основную часть населения России». В реальности ее истинными приверженцами можно считать лишь малую толику таковых граждан. Подобные факты шокируют и сильно отрезвляют, заставляя смотреть на исследуемые вопросы без лишнего религиозного пафоса.  

  Разумеется, православные центры не будут широко озвучивать статистику подобного рода, ведь это самым серьезным образом ударило бы по имиджу т.н. «общегосударственной религии». Сложившаяся критическая ситуация весьма сильно пугает и заставляет церковь изменять своим собственным принципам, ища обходные маневры. В итоге некоторые активисты от РПЦ довольно неуклюже пытаются оправдаться, почему миллионы формальных «православных», не посещающих церковные богослужения и не исполняющих обязательных для мирян предписаний, не ставятся церковью перед фактом, что они больше не являются «православными». Почему бессчетное число «православного» народа, упрямо поступающего по делам плоти, не подвергается положенному церковному порядку отлучения…

  Апостол Павел о подобных лицах говорил:

  «Или не знаете, что неправедные царства Бога не наследуют? Не заблуждайтесь. Ни блудники, ни идолопоклонники, ни прелюбодеи, ни мужчины, которых используют для противоестественных сношений, ни мужчины, которые ложатся с мужчинами, ни воры, ни жадные, ни пьяницы, ни злословящие других, ни вымогатели не наследуют царства Бога» (1 Кор. 6:9,10).

  Согласно новозаветному образцу, такие лица должны отлучаться от церкви. Православные правила формально соглашаются с этим предписанием. Но по факту РПЦ всеми силами старается снять с себя необходимость претворять данные предписания в реальной жизни церкви. Миллионы омирщвленных «православных» в своем понимании продолжают оставаться в статусе принадлежащих РПЦ мирян и при этом жить своей тривиальной жизнью, утопающей в грешных делах, сквернословии, неуважении к институту брака и нечистых привычках. Вспомним вышеизложенную статистику о вопиющем положении в России. Чьи дела ее составляют? Каков процент «православных» сидит в тюрьмах и колониях за уголовные преступления? Сколько из тех, кто совершает подобные бесчинства и при этом носит на шее крестик, были официально отлучены церковью за нежелание раскаяться и обратиться? Если и есть такие примеры, то они служат лишь как исключение. Ведь если бы РПЦ исполняло на деле то, что Господь требует от своих служителей, и во всеуслышание обличало грех своей паствы, а не занималось бы религиозно-ритуальными представлениями, то наверняка и статистика по стране была бы несколько иной, более обнадеживающей. Но говорить о грехе, обличать мирян в неправедности, отлучать от церкви тех, кто не желает исправляться, означало бы потерю львиной доли приходского электората. Отсюда и опасение утраты своего положения, не говоря уже о финансовых пожертвованиях, снижении церковных продаж. А в таком случае церковь не будет важна и власть имеющим, которые не смогут использовать ее в своих интересах. Нужно ли это все РПЦ?

  Все указывает на то, что церковь оказалась заложницей своего положения. Вроде бы и нравственные правила церковью выработаны, но вот говорить об этих самых правилах, как о необходимых для жизни каждого мирянина, оказалось не выгодно. И омирщвленный народ не поддержит, и власть не одобрит. Похоже, что священству приходится лавировать, чтобы и миф о «высокоидеальной святой Руси» поддерживать, и в то же время не задеть чувств населяющих эту Русь плотских людей. Разводится высокое воцерковленное лицо со своей воцерковленной супругой – скажем лишь, что «сострадаем» сему. Вместо того чтобы честно и не лукавя повторить за Христом: «Всякий, кто разводится с женой не из-за её блуда, подаёт ей повод к прелюбодеянию, и всякий, кто женится на разведённой, прелюбодействует» (Мф. 5:32). Господь-то не лукавил. Но церкви оно нужно? РПЦ сподручнее и далее продолжать говорить о непонятной идеализированной «святой Руси», закрывая при этом глаза на реальное положение дел в своих недрах и уверять миллионы откровенно языческих и плотских душ, что их отношение к Богу Им одобряемо. 


    Я предложил читателю ознакомиться с моим личным взглядом на мифологему «святой Руси», столь настойчиво культивируемую церковью и столь же бессмысленную, на мой взгляд, если подойти к этому вопросу с точки зрения реальных фактов и положения дел в окружающем обществе. Я не вижу ни малейшего основания разделять данную пафосную мифологему, учитывая ужасающую статистику истинного духовно-нравственного состояния в России как среди мирян, так и в рядах церковного клира. Я прихожу к выводу, что церковь занимается откровенным блефом, когда заявляет о своем благотворном влиянии на 80% населения страны, в то время как в действительности по тем же православным канонам к РПЦ формально можно отнести лишь 1,6% граждан.

  Я бы с радостью воспринял уже известное утверждение, что русский народ, к коему принадлежу я сам, стал «оплотом христианской веры во всем мире». Однако факты говорят совершенно о другом - о небывалом духовном невежестве подавляющей его массы, незнании и игнорировании элементарных евангельских принципов, абсолютном нежелании жить хотя бы по тем же самым православным установлениям, и, наоборот, о массовом следовании суеверным и языческим обычаям, лишь внешне прикрытым «православным» одеянием.

  Мне непонятно основание для утверждения, что мой народ является «богоизбранным» по причине его «жертвенного служения идеалам добра и справедливости, стяжания Духа Святого, устремленности к безгрешности и совершенству». Говорю пред Богом: я был бы счастлив, если так было на самом деле! Но где же эта устремленность в действительности, когда сами же православные священники и богословы сокрушаются о полном духовном упадке посещающих церковь мирян? Где это желание «безгрешности и совершенства», когда страна занимает лидирующие позиции в мире по уровню пьянства, употреблению табака, наркотиков, сквернословию, разрушению семей, самоубийствам, педофилии, психическим расстройствам, преступности, торговле людьми, темпам социального расслоения, коррупции и многим-многим другим постыдным для истинно-верующего общества явлениям? Объясните мне, пожалуйста, где во всем этом я должен видеть «стяжание святого духа» народом? Как во всех этих вещах проявляется «святость» Руси?

  Повторюсь, я был бы счастлив, если бы в реальности общество, в котором я живу, следовало христианским принципам, изложенным в Библии! Я был бы рад, если оно следовало хотя бы принципам православным, каноническим. Думаю, в таком случае это решило бы многие испокон присущие для России проблемы и смыло с народа позор духовного невежества и нравственного упадка. По крайней мере, это заметно улучшило бы ситуацию в обществе, и нам бы сегодня не пришлось стыдливо краснеть перед лицом фактов истинного состояния духовно-нравственных дел в России.



    Я предвижу обвинение в свой адрес, мол, раз я пишу обо всем этом, значит, я не люблю родину. Это заблуждение! Я считаю, что любовь к своей родине вовсе не подразумевает позицию слепо-глухо-немого человека. Любовь к родине не означает нежелания видеть вещи, нуждающиеся в коренном изменении. Точно так же как любовь к близкому тебе человеку не означает, что ты не будешь замечать у него серьезнейшие проблемы со здоровьем. Наоборот, ты приложишь все силы и настойчивость, чтобы побудить его срочно обратиться к врачу и незамедлительно начать необходимое лечение! Но если ты будешь говорить любимому человеку, чахнувшему у тебя на глазах, «у тебя все хорошо, все прекрасно», то какая это любовь? На тебе будет вина в его гибели!

  Я считаю, что именно те, кто сам привык смотреть на реальное положение вещей в обществе сквозь розовые очки, и при этом осуждает других, кто не поступает так же, именно такие люди лишены любви к родине и стоят на обманчивом пути. Потому что известная мудрость гласит:

  «Любящий наставление любит знание, а ненавидящий исправление неразумен» (Притчи 12:1).

  Любовь не в том, чтобы не видеть и не слышать о своих недостатках, нуждающихся в исправлении, а в желании истинного совершенствования. Любовь не в том, чтобы внушить себе и другим какие мы «богоизбранные» и «одухотворенные», а в том, чтобы по-настоящему встать на путь духовного просвещения и непрестанно продолжать идти по этому пути. Любовь – не в боязни оказаться перед малоприятным обличительным фактом, а в желании извлечь для себя полезный урок и исправиться в необходимом. А если не так, то о каком христианстве вообще может идти речь? Если «православие» не желает посмотреть фактам в глаза и смиренно признать реальность духовного упадничества в обществе, то о какой «святой Руси» тогда можно говорить? В чем ее «богоизбранность» и «устремленность к безгрешности и совершенству»? Просто в словах? В мечтах сердца? В желании жить иллюзией?

  Нечто подобное уже было в прошлом. И Господь довольно жестко отреагировал на такое отношение к свои законам со стороны тех, кто тешил себя самовнушением о своей «особенности» перед Богом:

  «Ведь это мятежный народ, лживые сыновья, сыновья, которые не хотят слышать закон Иеговы, которые говорят видящим: „Перестаньте видеть“ — и получающим видения: „Не предсказывайте нам правду. Говорите нам приятное, предсказывайте обманчивое. Сверните с пути, сойдите с дороги. Уберите от нас Святого Израилева“».

Поэтому так говорит Святой Израиля: «Так как вы отвергаете это слово, полагаетесь на обман и хитрость и поддерживаете себя ими, это преступление станет для вас словно отваливающаяся часть высокой стены, которая вздулась и может рухнуть внезапно, в один миг. Её разрушат, как большой глиняный сосуд, который разбивают вдребезги и не испытывают сожаления, так что среди обломков не остаётся и черепка, которым можно было бы взять огня из очага или зачерпнуть воды из болота» (Иез. 30:9-14).




  Итак, я высказал свое мнение относительно мифологемы «святой Руси». Я не верю в данное утверждение, обоснованные причины чему были изложены в вышеприведенной статье. Более того, я считаю это утверждение блефом, не имеющим под собой ни малейшего реального основания, но зиждущегося исключительно на иллюзиях, ужасно оторванных от действительности. Что еще хуже, эта мифологема вредна с духовной точки зрения, так как вовсе не побуждает народ к должному богоискательству, раскаянию в своих грехах и обращению, но, наоборот, усыпляет его, заставляя думать, что при всем своем вопиющем духовном невежестве и безразличии его отношение к вере якобы вполне соответствует ожиданию Бога. «Мы все равно богоизбранны и одухотворены, чего нам переживать?» И вина в этом лежит, в первую очередь, на самом православии, учащем мирян жить в самоуспокоении. Люди в храмах обучены считать, что сам факт их присутствия там служит одобрением от Бога, что их следование определенным православным обрядам уже «освящает» их в должной мере. Страшное заблуждение, в котором находятся миллионы россиян! 

    Если бы колокола на церквах били в набат не для ритуальной обрядовости, а для незамедлительного призыва мирян к покаянию в своих грехах, дошедших до неба, и к обращению от мертвых дел к живым, то и Русь была бы чуточку ближе к той самой «святости». Если бы священники на богослужениях занимались не привычными хороводами вокруг амвона с жонглированием кадилом, и не песнопениями на непонятном старорусском наречии, а обращались бы к прихожанам на ясном для них языке с живым библейским словом, обличая их в их неправедности и наставляя в том, что есть истинное христианское поведение и жизнь, то и народ этот был бы куда более примерным и одухотворенным.

  Но этого нет! В основе своей нет. Есть, конечно, единичные примеры отдельных православных лиц, что видят омирщвление церковной массы и пытаются что-то изменить, но это, скорее, исключение, а не тенденция, и, тем более, не правило. Иначе духовно-нравственная ситуация среди россиян была бы совсем иной, и статистика другой. Похоже, что задачи православия сегодня несколько иные: быть ближе к власти, чем к Богу. А значит, и мифологема «святой Руси», скорее, вопрос идеологии политической, чем духовно-нравственной. Если так, тогда все становится на свои места. Значит, дело вовсе и не в христианской вере как таковой, а в политических приоритетах. Значит, для церкви и не стоит актуальная надобность следить за духовно-нравственным уровнем своих мирян, для нее вполне достаточно зазывать н-ное количество захожан и внушать им идею их «богоизбранности» и «традиционной устремленности к безгрешности и совершенству», якобы им так присущей. Им достаточно учить паству лояльности к власти, нежели покорности Богу и его принципам. И это печально. Печально, потому что в этом видна скрытая конфронтация со словами Господа:

  «Не всякий, говорящий мне: „Господи, Господи“, войдёт в небесное царство, а лишь тот, кто исполняет волю моего Отца, который на небесах. Многие скажут мне в тот день: „Господи, Господи, разве не от твоего имени мы пророчествовали, разве не от твоего имени мы изгоняли демонов и разве не от твоего имени мы совершали многие могущественные дела?“ И тогда я объявлю им: „Я никогда не знал вас! Отойдите от меня, творящие беззаконие“» (Матфея 7:21-23).

  И это одна из причин, почему я не хочу быть православным. Иисус говорил: «по плодам узнаете этих людей» (Матфея 7:20). И я вижу эти плоды. И меня они совсем не радуют, не привлекают. И плоды эти не какие-либо исключения из правил, и даже не пресловутый человеческий фактор. Как можно было убедиться, они присущи всей православной системе, как мирянам, так и священническому клиру. И самое страшное, что и тех, и других, похоже, вполне устраивает сложившееся положение вещей. В таких обстоятельствах я прихожу к единственному выводу: это и есть истинная суть «православия». Реального «православия», а не книжного, не виртуального, присутствующего лишь в воображении церковных философов и мечтателей от церковных «фэнтези». 

    В противном случае, необходимо признать, что никакого «настоящего православия» в России нет, а если оно и было когда-то, то давно минуло в лету, и то, что мы наблюдаем ныне, всего лишь подделка под то «настоящее», что написано в каких-то умных книжках каких-то давно умерших людей. Либо одно, либо другое. Но ответ необходим. По-другому не получится. Потому что «настоящее» - это не то, что присутствует в чьих-то досужих мечтах, а то, что человек наблюдает в реальной жизни. А то, что читатель может наблюдать в реальности, было подробно описано в этой статье. Свои выводы лично я уже сделал.