среда, 27 ноября 2013 г.

На «чужом основании»...



  Претензии, которые противники предъявляют к Свидетелям Иеговы, как правило, не отличаются оригинальностью или взвешенностью. Одним из таких примеров служит попытка обвинить Свидетелей в том, что их служение, дескать, строится на «чужом основании». То есть:

  1. Они служат в странах, где до них уже проповедовали другие церкви;
  2. Они не были первыми, кто понял, что такие учения как, например, Троица, бессмертие души или поклонение иконам не являются истинными;
  3. Они пользуются Библией, канон Нового Завета которой был утвержден отступнической церковью.

  Впрочем, не требуется большого труда, чтобы увидеть легковесность подобных претензий. Начнем по-порядку...



  1) Во-первых, Свидетели Иеговы никогда не утверждали, что они являлись первопроходцами с Библией в руках (хотя в ряде стран и местностей они, действительно, были первыми проповедниками). Однако, разве истинность их вести определяется первоочередностью служения в той или иной территории? Вовсе нет. Достаточно вспомнить первых христиан, начавших разносить евангелие по миру.

  Строго говоря, подобное обвинение можно бросить в лицо апостолов и христиан I века. Разве они были первыми, кто доносил библейскую весть другим народам? Нет. Они точно так же проповедовали «на чужом основании», положенном задолго до них проповедниками иудаизма. Мы можем вспомнить слова Иисуса, сказанные им в адрес фарисеев:

  «Вы пересекаете море и сушу, чтобы сделать прозелитом хотя бы одного человека» (Мф. 23:15).

  В книге Деяний апостолов мы встречаем немало случаев, когда апостол Павел, приходя в новые территории, посещал уже имеющиеся там синагоги, в которых люди обучались Закону и Пророкам, и начинал проповедовать евангелие. Иудаизм к тому времени был одной из самых распространенных в Римской империи религий. Многие люди, живущие в разных странах, не являющиеся по национальности евреями, были обучены иудейскими учителями основам библейской веры и исповедовали иудаизм.

  «Иудаизм проник за пределы Палестины. Ходили слухи, что даже жена Нерона — императрица Поппея — верила в иудейского бога... Для населения Римской империи были характерны религиозные поиски, неудовлетворенность традиционными античными верованиями. Результатом этого был интерес к монотеистическим религиям, в частности к иудаизму. Иудеи диаспоры охотно принимали в свою среду подобных «сочувствующих». Вопреки требованию ортодоксов эти люди, своего рода послушники («чтущие бога», названы они в Новом завете) не всегда подвергались обрезанию. По-видимому, именно из этой категории людей первоначально выходило больше всего сторонников христианского вероучения» (И.С. Свенцицкая «От общины к церкви»).

  «К первому веку н.э. иудеи были довольно крупным и выделявшимся национальным меньшинством в Римской империи… Вероятно, они составляли от 7 до 10% населения - не намного меньше, чем чернокожее меньшинство в США в конце 20-го столетия. Где бы иудеи ни оказались, они организовывали синагоги и эти синагоги привлекали многих не иудеев... По сравнению с языческими религиями и философиями, высоконравственный монотеизм иудеев производил сильное впечатление. Некоторые эллины полностью интегрировались в Иудаизм, делая обрезание и выполняя правила церемоний и приема пищи, которые в модифицированной форме были частью иудейской диаспоры. Еще большее количество эллинов ограничивалось принятием учения и нравственных стандартов иудаизма, молилось в синагогах и неформально было связано с иудейскими общинами. Именно эти богобоязненные эллины с готовностью ответили на проповеди Павла и других ранних евангелистов. Иудаизм стал той дорогой, по которой большое число эллинов вступило в христианство» (М. Рудник «Проповедь евангелия через века и страны»).

  По аналогии с I веком, Свидетели Иеговы сегодня точно так же используют «молоко народов», когда распространяют радостную весть в странах и территориях, традиционно считающихся «христианскими» (Ис. 60:16). Обвинять их в том, что они трудятся «на чужом основании» равносильно обвинению апостолов и первых христиан в том, что те оказались «вторыми» после проповедников иудаизма, воспользовавшись результатами их трудов по обращению людей из других народов к авторитету Священного Писания.

  Впрочем, главное здесь другое. Иисус дал точное указание о том, что именно должно проповедоваться его учениками:

  «Эта благая весть о царстве будет проповедана по всей обитаемой земле для свидетельства всем народам» (Мф. 24:14).

  Как можно заметить, определяющим фактором является содержание вести, а не ее внешняя сторона. Весть о царстве Бога. Увы, но «христианские» проповедники прошлого распространяли по миру все, что угодно, но только не весть о Божьем царстве. Только Свидетели Иеговы сделали царство Бога центральной темой своей проповеди. Учитывая известное предостережение Иисуса из Матфея 7:21-23, становится понятным, что основание для проповеди Свидетели имеют вовсе не «чужое», а исключительно библейское.



  1. Теперь о том, кто первым понял те или иные библейские истины.
  Если уж говорить объективно, то первыми их поняли апостолы, которым Иисус дал поручение нести эти истины в мир. Даже после того, как учение Христа в целом оказалось искаженным многочисленными ложными учениями отступнического «христианства», некоторые ищущие Бога люди или религиозные группы, стремящиеся к чистоте христианства, в определенных вопросах приходили к правильным выводам относительно того, чему учит Библия. Одни понимали, что Бог не является Троицей, другие — что бессмертной души не существует и что Бог не мучает садистски души умерших. Были те, кто решительно отвергал какое-либо участие в войнах или политике. История показывает, что в разные времена были верующие люди, отказывавшиеся от поклонение иконам или деления церкви на духовенство и мирян. И так далее...

  Однако, подобные религиозные группы в общем и целом в основе своих убеждений придерживались не только истинного понимания, но и ложных доктрин. Порой некоторые церкви со временем переставали держаться правильного взгляда по каким-то вопросам и перенимали мнение Вавилона Великого (например, адвентисты, оставившие учение о едином Боге и заимствовавшие доктрину Троицы). Это обстоятельство однажды подчеркнул Чарльз Раселл.

  «Он рассказывал: "Постепенно я был подведен к пониманию того, что, хотя в каждом вероучении и содержатся крупицы истины, вероучения эти в целом ложны и противоречат Божьему Слову". В самом деле, «крупицы истины», содержавшиеся в церковных вероучениях, утопали в трясине языческих верований, которыми пропиталось оскверненное христианство во время многовекового отступничества» («Возвещатели Царства Бога», стр. 43).

  Говоря откровенно, в каждой «христианской» религии можно найти ряд истинных учений. Все они учат вере в Бога, в жертву Христа, в богодухновенность Библии, и так далее. Уже в виду этого представляется крайне странной претензия к Свидетелям Иеговы, что они, дескать, не первые, кто исповедует определенные учения. Как и в предыдущем пункте, хочется спросить: разве Свидетели когда-либо заявляли, что они самые первые, кто освоил те или иные библейские истины? Вовсе нет. Но они первые в современной истории, кто соединил ВСЕ ОСНОВНЫЕ библейские истины в статус фундамента своих убеждений. Они единственные, кто стремится провозглашать эти истины через всемирную проповедь. И равных им в этом вы не найдете!



  1. Претензия третья: Свидетели Иеговы пользуются Библией, канон Нового Завета которой был утвержден отступнической церковью.
  Претензия с подвохом, так как предъявляющие ее имеют своей целью убедить в том, что раз канон был окончательно утвержден в IV веке, (а это время отступничества) то как может церковь ее утвердившаяся являться отступнической?

  В действительности данное утверждение является не более, чем искажением фактов и упущением из вида ряда важных деталей. Никто не спорит с тем, что разговоры о каноне новозаветных книг имели место на протяжение II-IV веков. Однако исторические факты свидетельствуют о том, что сами по себе вопросы о подлинной каноничности христианских книг возникли не в I веке, а начиная со II века н.э., т.е. именно в то время, когда умерли все апостолы и началось предсказанное ими и Иисусом масштабное отступничество (Деян. 20:29,30). В этой связи подобные споры уже не выглядят как нечто странное.

  Христианский историк Джеймс Норт относительно этого пишет:
«Все книги, которые теперь составляют Новый Завет, были известны и ходили в народе, но они еще не были кодифицированы. Гностики утверждали, что в их собственных книгах содержится специальное учение, и поэтому в церкви второго века возник конфликт об истинности первоисточников» («История церкви»).

  Проблема возникла вовсе не потому, что истинные богодухновенные христианские книги якобы были неизвестны или не пользовались авторитетом среди верующих, а непосредственно по причине резкого возникновения новых отступнических идей, носители которых стали утверждать не меньшую авторитетность своих трудов. Причем, именно со стороны отступников-гностиков была озвучена самая первая заявка на канон «Нового Завета», конечно, в своей редакции. И чем больше появлялось отступнических движений, тем больше имело место «авторитетных» книг. Как свидетельствует история, довольно скоро церковные лидеры стали составлять «свои собственные» сборники новозаветных книг, в которые могли включать посторонние книги и, наоборот, упустить некоторые подлинно богодухновенные. Однако, если некоторые частные «авторитеты» в силу личных причин сомневались в точном составе книг Нового Завета, то разве это является доказательством несостоятельности окончательно написанных к концу I века всех 27 богодухновенных новозаветных книг?

  Вот, что говорит христианский историк Эрл Е. Кернс: 
«Люди часто заблуждаются, полагая, что канон был выработан на церковных соборах. Это не так, поскольку различные церковные соборы, пытавшиеся провести канонизацию Нового Завета, лишь публично провозглашали то, что уже стало общепризнанным в сознании Церкви того времени» («Дорогами христианства»). 

  «Церковь канона не создавала, а только признала, приняла и подтвердила самоочевидную ценность определенных документов. Если мы это игнорируем, мы войдем в серьезное противоречие не с догмой, а с реальной историей» (Брюс Мецгер «Канон Нового Завета»).

  Рассуждая о каноне, Артур Нок (Nock) говорил своим студентам в Гарварде:
  «Лучшие дороги в Европе — те, по которым много ездят».

  Уильям Баркли (W. Barclay) говорил об этом еще определеннее:
  «Новозаветные книги стали каноническими потому, что никто не мог им в этом помешать» («Как создавалась Библия»).

  «Канон — это не идея, привнесенная в Писания во II веке людьми, подобными Иерониму или Афанасию. Их высказывания и решения лишь отразили то, что уже проявилось в церковной жизни. Они не одарили нас авторитетом Нового Завета. Они просто признали, что этот авторитет существовал сам по себе... Эти книги действовали наравне с Ветхим Заветом задолго до того, как были составлены их ормальные канонические] списки. Они стали каноническими, так как уже обладали авторитетом. Объснения того, почему эти книги считаются каноническими, появились уже после того, как они вошли в канон, после того, как их авторитет был признан... Таким образом, канон — это собрание авторитетных книг, а не авторитетное собрание книг» (Клайн Снодграсс «Провидения недостаточно»).


  Собственно, речь должна идти не о волеизъявлении церкви какие книги она желает считать богодухновенными, а какие нет, а о констатации имеющегося факта. В задачи послеапостольской церкви входило лишь формальное подтверждение свода новозаветных книг. Клайн Снодграсс об этом пишет так:
«В основном канон Нового Завета установился к концу второго века. Обсуждавшиеся книги были тонким краем прочной основы книг, не вызывавших сомнений. Решения о тонком крае не могли изменить характера веры.


  В этом вопросе критики забывают о главном: кто истинный автор и составитель Нового Завета? Какой-то человек или некие церковные соборы? Нет! Автор Нового Завета — Бог!

  «Книга является Словом Божьим не потому, что принимается народом Божьим, напротив, народ Божий принимает её потому, что она является Словом Божьим. То есть божественным авторитетом книгу наделяет Бог, а не народ Божий. Народ лишь признал Божий авторитет, который был дан Богом этой книге» (Норман Гейслер / Вилльем Никс «Общее введение в Библию»).

  Уже в силу этой истины выглядят крайне нелепыми стремления критиков поставить в заслугу церковным иерархам отступнического христианства «составление канона Нового Завета». Не люди в рясах дали человечеству Новый Завет, а Бог, являющийся его Автором! И сделал он это еще в I веке н.э.

  Между тем, если посмотреть на эту ситуацию со стороны, то станет очевидной простая вещь. Бог вдохновил 27 книг Христианских Греческих Писаний и дал эти драгоценности людям. Но то, что в дальнейшем, после апостолов, было названо «христианским миром», исказило учения Христа и породило множество иных «авторитетных» книг, «псевдоевангелий» и апокрифов. Эти человеческие труды, как и сами многочисленные церкви и «христианские» школы II-IV веков н.э., находились в постоянном противостоянии друг к другу. Хуже того, их искусственно культивируемый «авторитет» пытался затемнить, а то и поставить под сомнение, даже некоторые книги Нового Завета. Бог, что вполне логично, не мог допустить подобного. Поэтому он заставил самих же отступников исправить результаты своих деяний. Их же собственные соборы IV века вынесли решение, которое (уже официально) выбросило практически все посторонние труды из того, что мы называем каноном Нового Завета.

  Собственно, ничего удивительного в этом нет. Схожим образом Бог часто действовал и в прошлом, при необходимости побуждая язычников исполнять угодную ему волю. Например, когда через вавилонян или персов наказывал Иерусалим и неугодных Ему иудейских царей. Или, наоборот, когда через язычников оказывал милость своим пророкам и слугам, а также давал право на восставновление иерусалимского храма (вспомним Иеремию, Даниила, Ездру или Неемию). Через языческих властьимеющих Бог вступался за свой народ, когда освобождал его из долгого вавилонского плена, или когда во дни Эсфири защищал от агрессивных врагов. Подобных примеров мы найдем в Библии немало. Точно так же Бог будет действовать, когда вскоре начнет уничтожать ложную религию, используя для этого опять же языческих властителей мира сего (Откровение 17:12-18). В Откровении 17:17 о том, как Иегова побудит правителей исполнить его волю, говорится так:

  «Бог вложил в их сердца осуществить его мысль, то есть осуществить одну их мысль» (Сравните И.Навин 11:20; Пр. 21:1; Ие. 51:12).

  Как видим, при необходимости Иегова может побуждать людей или правителей, даже помимо их собственной воли, принимать именно те решения, которые Ему необходимы на данный момент. Когда Богу угодно совершить свое дело, он может для этого воспользоваться даже противником истины, как это было в случае с лжепророком Валаамом (Числа 22:38; 24:1,2) или фарисеями (Ин. 12:49-51). Ничто не мешало Богу воспользоваться и лидерами отступнического «христианства», чтобы через них самих окончательно разоблачить несостоятельность «авторитетности» лжедухновенных книг, в свое время порожденных в их собственной среде. Так что ни о какой заслуге церковных иерархов перед Богом в деле сохранения Нового Завета говорить не приходится. Вся заслуга от начала и до конца принадлежит только Богу.


  Прежде, чем завершить обсуждение данного пункта, хочется обратить внимание на еще один момент. Мало кто из критиков, поднимающих вопрос канонизации книг Нового Завета, обращает свое внимание на аналогичную тему канонизации книг Ветхого Завета. Если, согласно логике оппонентов, критерий истинности принадлежит церкви, формально утвердившей данный канон на своем соборе, то такой же критерий следовало бы применить и в случае с Ветхим Заветом.

  Простой вопрос: кто и когда официально утвердил канон ветхозаветных книг? Для кого-то этот вопрос будет выглядеть странным. И в самом деле, разве иудеям не было известно, какие книги и сколько их входит в Ветхий Завет? Между тем, даже в раввинистической среде точный состав этих книг был предметом неясностей и споров. Существовало множество других «авторитетных» книг, претендовавших на право «святости». Некоторые из них до сих пор присутствуют в официальном переводе Библии, издаваемой православной церковью, хотя и оговариваются как книги неканоноческие.

  Более того, к I веку одновременно существовали сразу несколько канонов ветхозаветных книг, один из которых — грекоязычная Септуагинта. Как и другие, она содержала в себе, помимо подлинных богодухновенных книг, и апокрифы.

  В этом вопросе мы наблюдаем аналогичное положение дел, как и в случае с каноном новозаветных книг. Разумеется, что точное понимание какие иудейские священные книги были поистине богодухновенными, имел и Иисус, и его апостолы. Но если мы, подобно критикам, станем делать акцент на ФОРМАЛЬНОМ установлении канона людьми, как доказательстве истинности веры тех, его принял, то в таком случае неизбежно столкнемся с серьезными трудностями. Дело в том, что ФОРМАЛЬНО канон Ветхого Завета был утвержден лишь в 90 году н.э. на раввинистическом соборе в Ямне (т.н. Палестинский канон). Именно там Ветхий Завет де-юре получил свой официальный вид, хотя споры о книгах канона продолжались в иудейской среде еще некоторое время.

  «Саддукеи, заведовавшие иерусалимским храмом, признавали только Закон, то же делали самаряне. Учителя закона (фарисеи) наряду с Пятикнижием Моисеевым почитали Книги Пророков и Писания. Вскоре после появления христианских проповедников, а именно - после падения Иерусалима в 70 г., раввины собрались и приняли "канон", то есть ограниченный список книг, ставший впоследствии основой канона христианского. Некоторые книги или главы, часто читавшиеся в синагогах, оказались исключены из числа священных. Среди них были книга Иисуса, сына Сирахова, книги Маккавейские, главы Даниила о Сусанне и старцах и о Виле и драконе» (Стюарт Дж. Холл «Учение и жизнь ранней церкви»).

  Что интересно, первым из христианских библеистов, кто решил разобраться в должном содержании канона Ветхого Завета, был Мелитон (II век). Для этой цели он специально отправился в Иудею, где заимствовал точный список книг, принятых Ямнинским раввинистическим собором. Он писал:

  «Я отправился на Восток и дошел до тех мест, где Писание было проповедано и исполнено, в точности разузнал о ветхозаветных книгах и послал тебе их список» (Евсевий Кесарийский «Церковная история» IV, 26:14).

  «По-видимому, в христианской Церкви этого времени вопрос о границах ветхозаветного канона еще дебатировался... Мелитон приводит полный перечень священных писаний Ямнийского канона. Это древнейший из известных христианских списков канона Ветхого Завета» (Александр Мень «Библиологический словарь»).

  Как выясняется, ветхозаветный канон церковь заимствовала у иудаизма. Причем, она переняла решение, принятое в конце I века представителями РАВВИНИСТИЧЕСКОГО иудаизма, получившего свое начало после разрушения Иерусалима и храма по причине невозможности совершения предписанных Законом церемониалов. А ведь это была уже не вера «детоводителя ко Христу», а религия, открыто отрицающая Иисуса как Мессию и христианское учение как таковое! (Гал. 3:24).

  Возникает вопрос: если церковь заимствовала канон Ветхого Завета, утвержденный не ей, а раввинами уже после Христа, то значит ли это, что она должна признать раввинистический иудаизм истинной верой? Если история свидетельствует о том, что не церковь, а раввины утвердили канон Ветхого Завета, означает ли это, что дух Бога был с поздним иудаизмом, а не с церковью? Следует ли теперь по аналогии с тактикой самих «христианских» критиков обвинить церковь в том, что она служит «на чужом основании»?

  Как видим, претензии критиков, обращенные к Свидетелям Иеговы, можно в полной мере обратить против них самих. А это значит, что данные претензии в полной мере безосновательны.

  Свидетели Иеговы служат Богу, не оглядываясь на «авторитет» или мнение т.н. «христианских» церквей, точно так же, как и первые христиане не ставили истинность своей веры в зависимость от мнения представителей иудаизма.

  Свидетели Иеговы не первые, кто понял истины из Слова Бога, ведь, строго говоря, первыми были апостолы Христа. Но сегодня они единственные, кто сделали эти истины фундаментом своей веры и провозглашает их по всему миру.


  Свидетели Иеговы не считают, что они обязаны наличием Библии «христианскому» миру, точно так же, как сам «христианский» мир не спешит благодарить за это раввинистичесий иудаизм конца I века. Но они осознают, что вся честь и благодарность за Библию принадлежит Богу, как тому, кто ее создал и сохранил через века (Иер. 1:12).